общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

АЛЕКСАНДР БОРОВСКИЙ: «ДАЛЕКО НЕ «ОБЩЕПРИМИРЯЮЩИЙ» ВОПРОС»

Тема: государственное сознание

рецензия

« вернуться к списку

Проект двух москвичей — автора идеи Виктора Бондаренко, издателя-предпринимателя, которого любовь к современному искусству подвигла не только на собирательство, но и на соавторство в ряде масштабных произведений, и известного художника Дмитрия Гутова — задуман с передвижническим демократическим размахом: он предполагает путешествия по России, широкий показ в больших и малых отечественных музеях. Слишком уж проект «Россия для всех» злободневен, чтобы заключать себя в рамки явления для немногочисленной и искушенной арт-тусовки.

Странное дело — мы часто используем термин актуальное искусство, но имеем в виду актуальность для внутреннего потребления: грозная критичность общественной позиции, считываемость цитат, действенность отсылок, — всё это обращено внутрь художественного сообщества и часто только ему и интересно. Обращение вовне, к широкой публике, то есть, по-старому говоря, хождение в народ как-то вне правил игры contemporary art.

Между тем, авторы обращаются именно к широкой аудитории — причём с проектом, касающимся «национального вопроса», традиционно болезненного и далеко не «общепримиряющего» (словцо В. Высоцкого, кстати, одного из восьмидесяти героев, задействованных в проекте). Что это — амбициозность, «отвязанность», как говорит нынче молодежь, или — наивное прекраснодушие?

Думается, это — ответственность. Просто авторы взяли на себя (не могли не взять!) труд найти современную форму бытования месседжа, который испокон транслировался деяниями и самим жизненным примером людей разных поколений, образующих самую соль русской земли. Этот месседж прост и, казалось бы, неоспорим, ибо укоренен в самой русской истории: этническое многообразие издревле обогащает и укрепляет Россию.

Авторы просто-напросто «персонифицируют» этот тезис, называя поименно и раскрывая национальные корни людей, навсегда вошедших в орбиту — историко-культурную, военную, промышленную, художественную, какую угодно, — России.

Что же здесь злободневного? Увы, казалось бы, бесспорный, гуманистический, выстраданный лучшими представителями Отечества тезис «Россия для всех» перестаёт восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Он нуждается в широком и постоянном утверждении. Потому как он — нож острый для националистов, и русских, и нерусских. На улицы и стадионы широко проник лозунг «Россия для русских». Есть на стенах наших городов и надписи противоположной направленности. Слишком постыдна ситуация, чтобы ограничиваться пушкинским, олимпийским, — «...не оспаривай глупца».

Да, правду сказать, едва ли Пушкин мог предполагать, что глупость и подлость зайдут так далеко. Так что полемичность проекта заточена против национализма — бездумно-обывательского, безбашенно-подросткового (всегда, кстати сказать, инспирированного, спровоцированного расчетливыми, хладнокровно преследующими свои цели людьми), «высоколобого», любого.

Полемичность предполагает некое заострение посыла. Было бы странным требовать от авторов расширить круг своих персонажей за счёт героев, так сказать, этнически-единообразного происхождения. Разумный человек и так понимает, что таковых было большинство. Даже несмотря на то, что в некоторых сословиях, дворянстве прежде всего, было в определенные времена модным романтизировать собственную генеалогию посредством «присвоения» предков «экзотических», далеких национальностей. Что не мешало в трудную для страны минуту вспоминать всю свою русскость.

Есть и ещё один момент. Среди созидателей России было немало героев этнически многообразного происхождения. Но таковые были и среди исторических персонажей, чья деятельность приносила горькие плоды. Естественно, эти объективизирующие штрихи — удел комментаторов, конкретный проект просто не может быть всеобъемлющим.

Думается, в проекте «Россия — для всех» есть ещё один пласт актуальности. Может быть, требующий более тонкой настройки. Он обращен не к националистам. Он обращен к зрителю нормальному, неозлобленному, разумному. Собственно, речь идёт даже не о национальном вопросе. Этот пласт просто предлагает вспомнить собственную семейную генеалогию.

Эта тема по разным причинам была запретна в советские времена. В нынешние — с их суетой и материальными соблазнами — она забыта по другим причинам. Воспоминания эти фокусируются не на «национальном вопросе». Не на том, что у кого-то дедушка был иудей или мордвин. Хотя — и на том, что вполне мог быть. Потому что в фокусе — простая мысль о том, что предки наши были — личности. Со всей присущей личности хрупкостью и ранимостью.

И Гутов напоминает об этом хрупким и ранимым языком — написанием шрифтов. Он умеет это делать. В своих предыдущих работах Гутов парадоксальным образом наделял шрифты чуть ли ни идеологическими коннотациями. Здесь, скорее, — мироощущенческими. Конечно, каждое начертание восходит к типографским гарнитурам — к тем, которыми были напечатаны хорошие, правильные, тонкие книги. Некоторые даже узнаваемы по этим шрифтам. Но главное — Гутов артикулирует рукотворность своих шрифтовых начертаний. Спокойных и активных, напористых. Нервных и меланхоличных. Личностных. Вот такое мощное продолжение в полемике с национализмом нашел художник: Россия — для личностей. Была, есть и будет.

Как уже отмечалось, «Россия для всех» — выставка передвижная. Сегодняшняя её остановка — в Русском музее. В Петербурге, городе российско-имперском, многоконфессиональном и многонациональном, националистические проявления выглядят особенно чужеродно. Однако они есть. Культура города вполне осознает эту опасность и реагирует на неё. На всех уровнях, в том числе и на уровне визуальной социальной рекламы. Вспоминается умный и тонкий шрифтовой плакат: простое перечисление людей разных национальностей, причастных к феномену Санкт-Петербурга в его материальном и духовном планах. И надпись в конце списка: «Спасибо, что вы приехали в наш город». Мы уверены, что проект наших московских коллег будет встречен петербургской аудиторией с пониманием и интересом.

Текст: Александр Боровский

[версия для печати]