общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ДЖАННАТ СЕРГЕЙ МАРКУС: «ЯЗЫК ВРАЖДЫ СВЯЗАН С ПОВЕРХНОСТНЫМ ОТНОШЕНИЕМ К ВЕРЕ»

Тема: межрелигиозный диалог

доклад

« вернуться к списку

Вы задали довольно много колючих, провоцирующих вопросов. Я занимаюсь диалогом цивилизаций и при этом являюсь сторонником нашей цивилизации как евразийской. Цивилизации, в которой веками вместе живут славяне и тюрки, иранцы и финноугры, православные и мусульмане, шаманисты. Это я вкратце говорю о своем кредо. Чтобы объяснить, с каких позиций я буду реагировать на первую задиристую мысль.

Религия и толерантность, я думаю, это правильно поставленная задиристая мысль. Хотя, обидная для всех верующих, всех религиозных институтов. Но она является реальностью наших дней. Религиозность в России стала свободной только после 90-го года, и то эта свободность еще дискутируема.

В каком-то смысле, мы — подростки, которые осваивают многотысячелетнюю религиозную традицию. И отсюда — практически у всех — недостаток корневой глубины, духовной аристократии, внутренней духовной практики. Когда мы смотрим телетрансляцию, как проходит богослужение в ХХС, телекамеры безжалостно показывают, что большинство людей или не умеет молиться, или они занимаются чем-то другим. VIP-персоны занимаются в основном решением каких-то своих вип-проблем на религиозном фоне, и всё это печально.

Это говорит о том, что подлинной внутренней духовной практики не видно. Я не хочу сказать, что ее нет в православии, в Московской Патриархии. В маленьких сельских храмах, кельях монахов, простых не-вип-точках, там люди, воистину, предаются религиозной практике. А где религия ангажирована социумом в политических интересах, социальных, вот там мы и видим часто отсутствие толерантности.

Маленький пример: мы сейчас с вами разговариваем в Москве, в которой объявлена блестящая, крайне нужная программа по строительству 400 храмов для Православной Церкви шаговой доступности. Я бы эту цифру увеличил до 4000. Воистину, маленький приходской храм с живой теплой духовной практикой, с реальной христианской общиной, это и есть тот идеал, который нами потерян, тот идеал, который мы ищем. Но возникает вопрос: почему мы видим прямо противоположную ситуацию с мусульманскими мечетями? Недавно была снесена половина исторического татарского наследия мусульман Москвы — Соборная Мечеть. Мечетей крайне не хватает.

И если сравнить наш мегаполис с такими городами, как Нью-Йорк, Париж, — там сотни мечетей! Это там, где мусульмане не являются автохтонным населением. А мы — евразийская цивилизация, у нас мусульмане, включая узбеков, таджиков, которых мы только в последнее время стали называть гастарбайтерами, это люди нашей, евразийской цивилизации. Я думаю, Путин, который задумал Евразийский Союз, вернет нам понимание таджиков, казахов, как наших собратьев и понимание единого евразийского государства или государственного союза.

Так вот, вернусь к вопросу о Москве. Существует прекрасный проект строительства 400 православных храмов, а две-три мечети не получается построить вот уже 20-30 лет. Новая мечеть соборная строится с огромными скандалами.

Мы собрались на Остоженке, в доме, где родился великий русский религиозный философ Владимир Сергеевич Соловьёв. До сих пор не оценено, что он сделал для исламо-христианского взаимопонимания. Напомню. По заказу Павленкова для серии ЖЗЛ он написал жизнеописание пророка Мухаммада, где дал своего рода «христианскую апологию ислама». Но в России его до сих пор никто не слышит! А вот Католическая церковь услышала и в решениях Второго Ватиканского собора в 1965 году провозгласила новое отношение к исламу, как ветви авраамического Единобожия, с которой у христиан много общего. Более того, Ватикан пошёл на беспрецедентные шаги покаяния: за грехи инквизиции, за гонения цыган и евреев, за крестовые походы в земли мусульман... Особо харизматичен был Папа Иоанн Павел Второй, впервые переступивший порог мечети в Дамаске...

А что у нас? Православные церкви России, от РПЦ МП до староверов глядят на мусульман с позиций решений византийских Соборов VIII-IX веков, где содержится только негатив об исламе как о ереси, о пророке Мухаммаде как обманщике... И мы бесчувственны к боли соседей.

Вот пример из нашей жизни: на 1000-летие Казани Путин произнёс там 5-минутную речь по-татарски (впервые глава государства российского выразил таким образом уважение ко второму по численности этносу страны!). В те же дни Патриарх Алексий Второй был в Казанском Кремле, служил в соборе, но ни слова — ни о жертвах 1552 года, ни о гибели татар, ни о разрушении их Кремля и гонениях на веру и культуру... А вы знаете, как до сих пор болит душа татар? И как понять, что там стоит на воде храм-памятник воинам Ивана Грозного, павших под Казанью, а памятника защитникам как не было, так и нет?

 Я вовсе не призываю копировать сделанное католиками, мы должны искать свои решения. Но как без покаяния за грехи, ошибки, преступления, за вражду прошлого идти в будущее? Почему мы забыли «пророка в своём Отечестве» Соловьёва? Если говорим, что «Россия для всех», то пора гармонизировать скопившиеся взаимные обиды.

И делать это надо не односторонне. Чтоб уравновесить, расскажу о том, за что меня при выступлении в Национальном музее Татарстана назвали «москалём» и просили «не вмешиваться в казанские дела». В том же Кремле стоит домовая церковь при дворце бывшего губернатора, ныне президента. Над ней над единственной нет креста, хотя всё внешне отреставрировано и вообще весь Кремль взят под эгиду ЮНЕСКО. Но почему вместо креста там какой-то игрушечный шарик? Почему внутри нет службы и икон, а висят флаги и гербы городов? Это экспозиция «Истории государственности Татарстана». В алтарях нижнего храма — муляжи ханских надгробий... Вот как всё сложно и как всё болит! Московские войска стёрли в XVI веке полностью ханские дворец и мечеть, все могилы. Теперь часть надгробий археологами приоткрыта, а часть «вошла в храм» в виде муляжей. Это надругательство над православной церковью... И это отзвуки 1552 года... Вот так и живём. Без покаяния, без выхода из обид Средневековья... Какая тут может быть «толерантность»?

В заключение повторю: к подлинному добрососедству ведёт только углублённая духовная практика сторонников любой религии. Человек на пути в глубину, к Божественному, начинает иначе видеть и человеческое. Мы же пока в начале пути. Язык вражды Средневековья вернулся к нам вместе с поверхностным отношением к вере. Помимо прочего, мы забыли интеллектуально-духовный прорыв Владимира Соловьёва... Но как всё-таки замечательно, что мы встретились с вами и говорим о единстве России, о единении Евразийского союза именно здесь, в доме, где родился такой человек!

Стенограмма доклада на Круглом столе «Конфессии и межнациональные конфликты» (или «Толерантность и религия — две вещи несовместные?»), 28.11.2011

Авторизованные фрагменты выступления: Islam.ru

[версия для печати]