общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ДАЙТЕ АКАДЕМИИ СПОКОЙНО УМЕРЕТЬ... ИЛИ О ЧЕМ НУЖНО ДОГОВОРИТЬСЯ С ВЛАСТЬЮ?

Тема: государственное сознание

пост в блоге

« вернуться к списку

Острая стадия конфликта вокруг проекта закона о ликвидации Российской академии наук и отраслевых академий постепенно перешла в стадию окопных маневров и переговоров. Президент академии Владимир Фортов доложил научному сообществу о достижении положительных договоренностей с Президентом страны Владимиром Путиным. Теперь Госдума должна принять подготовленные Президиумом РАН поправки к проекту закона, уже принятого во втором чтении.

Что должно получиться на выходе? В случае принятия поправок РАН останется государственным бюджетным учреждением, Агентство по управлению институтами Академии возглавит ее президент. Руководить Агентством будут выдающиеся ученые, а управлять оно будет не институтами в целом, а только их имуществом. При этом финансовые ресурсы останутся под управлением институтских директоров.


«Бюджетное учреждение»: минусы

Не будем пока обсуждать, насколько такие поправки вписываются в действующее законодательство и насколько они «проходимы» через Думу. Отметим лишь, что пока решения о возвращении закона к первому чтению не принято, а без этого не могут рассматриваться никакие новые поправки.

Давайте ответим на вопрос: принесет ли принятие такого «улучшенного» закона пользу для Академии и развития науки в России? Нет, этот путь ведет не к расцвету наук, а к полной его противоположности. Максимум, чего он позволит получить — это сохранение на неопределенный срок status quo, в котором Академия наук находилась последние двадцать лет, то есть состоянию тихого угасания. Наличие в составе РАН великих ученых, успешных научных коллективов делает еще более наглядной и выпуклой деградацию академии в целом. Это не вина ученых: на протяжении двух десятков лет финансирование науки было сведено к выплате более чем скромных довольствий научным сотрудникам, и результат такой политики абсолютно закономерен.

Но не только в дефиците ресурсов корень зла. Та организационно-правовая форма, в которой сегодня существует Академия, сама по себе является непреодолимым препятствием для развития продуктивного и конструктивного взаимодействия между учеными и государством.

Сегодня Академия наук является некоммерческой организацией, созданной в форме государственного бюджетного учреждения — так ее статус уже определен в Федеральном законе «О науке и государственной научно-технической политике». И таким его предлагается сохранить в «улучшенном» законе «О Российской академии наук».

Чем так плох статус бюджетного учреждения? Да уже одним тем, что он абсолютно несовместим ни с самостоятельным проведением научных исследований, ни с самоуправлением, ни с академическими свободами. В резолюции конференции «Настоящее и будущее науки в России. Место и роль Российской академии наук» содержатся исключительно правильные слова: «Российская академия наук должна сохранить свой уникальный статус, автономию и самоуправление, независимость от далеких от науки чиновников». Так вот статус «бюджетного учреждения» не просто не предполагает, а прямо запрещает подобные вольности.

Начнем с того, что государственное бюджетное учреждение — это организация, которая создается для выполнения работ и оказания услуг в целях реализации каких-либо полномочий органов государственной власти. Смотрите статью 9.2 Федерального закона «О некоммерческих организациях». Проведение научных исследований точно в эти рамки не вписывается. Научные изыскания — это не работа, не услуга, а крайне специфическая и особенная творческая деятельность!

Да и нет у государственных органов полномочий на проведение фундаментальных научных исследований. Организовывать, координировать — ради Бога. Но не проводить самостоятельно и под свою ответственность. Так что Минобрнауки, вычеркивая из числа функций РАН собственно научные исследования, просто следует букве закона «О науке и государственной научно-технической политике».

Во-вторых, бюджетное учреждение не планирует самостоятельно свою деятельность, а выполняет государственные задания, от выполнения которых оно не вправе отказаться — так гласит часть 3 статьи 9.2 уже упомянутого Закона. В-третьих, бюджетное учреждение не является собственником своего имущества и не вправе распоряжаться им самостоятельно. В-четвертых, порядок управления и устав федерального бюджетного учреждения утверждается Правительством, и никакие согласительные процедуры с работниками такого учреждения здесь не предусмотрены.

Так что все инициативы г-на Ливанова по реформированию РАН формально следуют букве Федеральных законов «О некоммерческих организациях» и «О науке...». Верно и обратное: академические свободы и самоуправления в бюджетных учреждениях не выживают.


Есть ли выход из этого тупика?

Альтернативой борьбе за косметические (а другие никто не пропустит!) поправки к заведомо негодному закону «О Российской академии наук...» является предъявление власти требований о качественном исправлении и обновлении государственной политики в сфере науки, техники, образования и инноваций.

Такие требование должны быть предельно корректными по форме и жестко внятными по содержанию. Мы должны потребовать от Федерального Собрания, от Правительства совместной с научным сообществом добросовестной работы над тремя базовыми федеральными законами и пакетом подзаконных актов.

Первое. Необходима новая редакция Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике», где должны быть четко определены права и взаимные обязательства ученых, научных коллективов, действующих в сферах науки, техники и инноваций организаций, органов государственной власти и местного самоуправления.

Все гарантии, которые государство дает ученым, должны быть обеспечены прозрачными и действенными организационными и финансовыми механизмами. В рамках этого закона предлагается придать Российской академии наук статус государственной корпорации с сохранением полного правопреемства.

В чем принципиальные отличия государственной корпорации от бюджетного учреждения? Государственная корпорация:
создается на основании федерального закона, а не постановлениями Правительства;
самостоятельно планирует и осуществляет свою деятельность;
является собственником полученного от государства и самостоятельно приобретаемого имущества;
имеет высший коллегиальный орган управления, в состав которого могут включаться как чиновники, так и лица, не являющиеся государственными служащими;
при определении структуры и порядка управления корпорацией допускается максимальный учет специфики деятельности, для ведения которой создается корпорация.

Второе. Соответственно потребуется Федеральный закон «О государственной корпорации «Российская академия наук». Третье. Необходим Федеральный закон «Об особенностях местного самоуправления в наукоградах».

В рамках этого закона могут и должны формулироваться новые подходы к комплексному, системному развитию всей необходимой инфраструктуры научной, образовательной, научно-технической и инновационной деятельности: от возведения ускорителей до строительства жилья для молодых ученых.


За что есть смысл бороться

Проекты трех законов предлагается подготовить и внести в Госдуму к 1 декабря 2013 года, созданный на их основе пакет подзаконных актов представить Правительству к 1 июня 2014 года. Все проекты должны пройти широкое и обстоятельное общественное обсуждение, включая публичные слушания в регионах. Вот за что есть смысл бороться.

Думаю, что и Владимир Путин такой план должен поддержать. Он позволяет прекратить пустые препирательства на тему «кто более неэффективен, чиновники или академики», и заняться продуктивной совместной деятельностью.

Текст: Витта Владимирова

[версия для печати]