общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

У НАС МНОГО НАРОДОВ, НО КУЛЬТУРА ОДНА

доклад

« вернуться к списку

На мой взгляд, выставка «Россия для всех» является реакцией на то, что уровень ксенофобии в нашем народе зашкаливает, и, в общем-то, как говорят и мои русские и мои кавказские друзья, мы можем оказаться на пороге межэтнической гражданской войны. Но, при этом я настаиваю на том, что концепция, выраженная в выставке, является холостым выстрелом, я настаиваю на том, что с ксенофобией нужно бороться не так. 

Я выделил три основные проблемы, порождающие ксенофобию в русском большинстве жителей нашей страны. Это — избирательное правосудие и коррупция при судебном и полицейском расследовании межэтнических драк, это диспропорции относительно русского большинства в кадровом составе представителей среднего и малого бизнеса, по крайней мере, в городах. И это, крайне преувеличенная, по сравнению с объективной нуждой народного хозяйства нашей страны, иностранная трудовая миграция, ведущая к вытеснению значительной части трудящихся с рынка труда, и к понижению цены труда в по стране в целом.

Мое глубочайшее убеждение, что если мы хотим бороться с ксенофобией в нашем народе, мы должны решить те проблемы, которые ее порождают. Я в очередной раз процитирую Михаила Прохорова — «Межнациональные конфликты всегда являются маскировкой тех проблем, которые общество не хочет или не может решать». Поэтому я хочу коротко поговорить о социальных технологиях, потому что сегодня мы говорим о государстве, а не о гражданском обществе, при помощи которых можно решать эти проблемы. Таким образом, я выскажусь по четырем пунктам. Пункт первый — межнациональные драки, пункт второй — бизнес, пункт третий — миграция. Пункт последний — тот, что я не сказал в прошлый раз. Это этническая политика, т. е. концепция «многонационального народа Российской Федерации». 

Естественно, каждый пункт я затрону очень коротко и, по возможности, структурированно. Помимо очевидного, т. е. того, что государство должно послать мессидж правоохранительной системе, о том, что ни взятки со стороны родственников — участников уголовных дел, ни запугивания оно более не потерпит, и требует судить по справедливости, под справедливостью я понимаю недопустимость как отмазывания виновных, так и демонстративно больших наказаний тем, кто менее виновен. То есть, российское правосудие должно зарубить себе на носу, что в межэтнических конфликтах — кто напал тот и хулиган, а если вытащил нож или пистолет, то — бандит. Чеченец побил русского — сядет чеченец, русский побил чеченца, сядет русский. Это — простая и естественная мысль — детская, и мы должны заставить нашу власть ее придерживаться.

Но это не главное, главное — это молодежная политика. Которая имеет разное выражение в тех формах, в которых она должна проводиться в республиках Северного Кавказа, а я — противник отделения Кавказа. И в тех формах, в которых она должна проводиться в Российской федерации. Если коротко, то предшествующая политика воспитания терпимости, толерантности, мультикультурности, проводимая нашими властями и поддерживаемая либеральным сообществом, страдала однобокостью, она односторонне предлагалась русской молодежи, и почти не разрабатывалась в республиках Северного Кавказа. Я думаю, сегодня, я многократно говорил это моим кавказским друзьям, — мяч лежит на вашей стороне, ребята. Об этом я говорил моим друзьям из Конгресса народов Кавказа. И многие из них согласились с моей позицией.

В плане же воспитания русской молодежи нам необходимо усиление военно-спортивной подготовки наших детей. Это — самая эффективная профилактика межэтнических драк. Нам нужна государственная программа по интеграции правой молодежи. 

В частности, я считаю целесообразным вовлечение представителей этой, самой влиятельной на сегодняшний день, молодежной субкультуры, в систему допризывной подготовки для последующей службы в элитных родах войск. А начать надо с простого — с легализации и поддержки государством «Русских пробежек» — одного из самых модных на сегодня молодежных флеш-мобов. И, вообще, борьба за здоровый образ жизни среди молодежи должна активно поддерживаться государством.

В качестве успеха отмечу начавшееся в этом году сотрудничество патриотических молодежных организаций с Федеральной миграционной службой. В наших планах сотрудничество с Госнаркоконтролем. И, кстати, я надеюсь, что именно на этой почве кавказская и русская молодежь найдут общий язык. Пару раз разгоним гей-парадик, немножко погоняем наркоторговцев и подружимся. Про молодежь, главное, сказал.

Очень коротко: мы должны добиться пропорционального представительства русских в малом и среднем бизнесе. Мои друзья кавказцы, когда я завожу этот разговор, подмигивают и говорят: «Старик, но ты же понимаешь, что у нас более оптимальное соотношение цена-откат». Я с этим согласен. Именно поэтому нам нужна позитивная дискриминация в пользу русских. Я не предлагаю у Исмаиловых отнять бизнес, я предлагаю создать бизнес-инкубаторы для москвичей, который позволит тем, кто хочет торговать на рынке и держать киоски, делать это ничуть не хуже, чем наши кавказские братья.

И предпоследнее — миграция и последнее — этническая политика. Миграция. Я полагаю, что главное, что нам нужно в сфере миграционной политики, это чтобы миграционная политика началась. Государство ушло из этой сферы и стало ночным сторожем. Тем самым, оно обеспечило дикому рынку монопольное преимущество работодателей воров-строителей в поиске рабов для своего бизнеса.

Нам нужно провести государственное исследование баланса рынка труда, выявить реальную потребность рынка труда в иностранной рабочей силе, выявить резервы внутренней миграции. Заполнить, по возможности, почти все рабочие места внутренними мигрантами, и лишь то, что останется — иностранцами по оргнабору.

Я оспариваю тезис о «многонациональном народе». По мировым меркам этот конституционный тезис не совсем верен. Поскольку все-таки 75-80% населения нашей страны — русские. Вопрос в том — какую из европейских моделей нам выбрать. Если гражданскую нацию, как предлагают нам наши либеральные коллеги, то, вообще-то, простите, коллеги. Это не мультикультурность, а ассимиляция. Французы — это не французяне — это, всего лишь, «политические французы», а не этнические. Но, тем не менее, политика построения гражданской нации привела к тому, что бретонцам, провансальцам и эльзасцам велели быстро стать французами — а то хуже будет! Испанская модель с автономиями, с Каталонией, Валенсией, Галисией и Страной басков нам ближе, но государственный язык там все равно — испанский.

Поэтому я, из-за недостатка времени — без доказательств, предлагаю следующую модель. Русская политическая нация — для всех. Построенная на модели русского монокультурализма, при понимании того, что у нас не один народ, а много, но культура у нас одна — русская, хотя массовых религий две — это православие и ислам, это совершенно понятно. И для представителей инородческих этносов, за исключением, конечно, второго конституирующего нашу страну народа, я имею ввиду татар, или татаро-башкир, если точнее говорить, есть два выхода — либо ассимилироваться, либо, как предлагает Роман Багдасаров, иметь двойную идентичность. Я совершенно согласен, чтобы наши земляки и сограждане с Северного Кавказа были русскими чеченцами, русскими дагестанцами и т. д.

Стенограмма доклада на Круглом столе «Государство и межнациональные отношения: есть ли политика?», 15.11.2011

[версия для печати]