общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

АЛЕКСАНДР АСМОЛОВ: «НАС ЗОВУТ «УТОПИСТАМИ», И В ЭТОМ — ЗАЛОГ УСПЕХА»

Тема: толерантность

доклад

« вернуться к списку

Дорогие коллеги, когда говорят о толерантности, столько разных вкладывается смыслов, это действительно — полисемантическое понятие, и когда мы пытаемся это обсуждать, у очень многих возникает волна протеста. В последнее время для тех, кто говорит о толерантности в интернете, появилась уникальная формулировка: «эти толерасты». И, по сути дела, мы к ним относимся. 

Когда мы об этом говорим (я прежде всего хочу сказать, когда для тебя это — линия жизни и другой нет), когда ты веришь, что толерантность — это искусство жизни с непохожими людьми, это — главное культурное искусство, то мне могут сколько угодно возражать, что это утопия. И даже замечательные мои коллеги, такие, как Сергей Арутюнов, известный этнолог. Он говорит, толерантность в России — зверь мифический. Может, не мифический, а мифологический? В этой ситуации, многие вещи связаны с утопиями, а наша страна имеет, при всей сложности, уникальные ресурсы толерантности. И когда я повторяю все эти годы «влюбленным можешь ты не быть, но толерантным быть обязан», пусть на меня смотрят с удивлением. И когда толерантность становится политическим дискурсом, в нашей стране я поддерживаю любые цивилизованные проекты, которые вносят вклад в это дело, в том числе данный проект, который звучит как «Россия для всех».

И, несколько штрихов. — Мы всегда наталкиваемся на «небратание невозможности», как говорит замечательный мастер Вадим Рабинович. Вот это «небратание невозможности» — очень точный процесс. Но когда ты в жизни через это прошел и тебя окружали люди, которые передавали из души в душу, это искусство толерантности, то по-другому в жизни не складывается.

Мой названный старший брат и учитель Владимир Тендряков написал в одной из своих вещей «Охота» следующее: «В наших вОлОгодских (— он немножко окал —) лесах не вОдилОсь евреев, и мы любили их так же, как далеких негров и китайцев». Эта фраза показывает разные времена и разные эпохи. Другой друг нашей семьи, Наум Коржавин-Мандель, в свое время в 48-м году с грустью писал: «Хожу нестриженным — небритым, бываю раз в неделю сыт. Зовут меня космополитом, какой же я космополит?»

Мы сталкиваемся с ситуацией, когда пытаясь действовать в этом плане, нас бьет бумерангом. Когда в разных школах мы вводим тренинги толерантности, и в одной школе учительница начинает тренинг со слов «кто не русский, поднимите руку!», после такого становится не по себе. Сейчас мы выпустили номер журнала «Образовательная политика», посвящённый теме «Толерантность против ксенофобии. Управление рисками ксенофобии в обществе риска». Мы всегда проходим проверку на человечность. Не размазывая кашу по столу, как говорил Беня Крик, приведу еще примеры. В XI веке сложилась уникальная традиция, меня она поражает: ключ от Храма Гроба Господня хранится в двух семьях, мусульманской и арабской.

В чем залог успеха? В том, что нас зовут «утопистами» — в этом и залог успеха. Мой сын, Григорий Асмолов, он журналист и одновременно был пресс-секретарем ЦАХАЛа. Когда я его спросил: «Сын, кто ты по идентичности?», он ответил: «Как мне сказать? Родился в Москве, получил степень бакалавра в Иерусалимском Университете, магистра — в Вашингтонском. Я человек-мост».

Появляющееся в нашем поколении понятие человек-мост — это уникальное явление, за ним уникальность. Наши дети могут превратиться в тех детей, о которых Стругацкие писали в книжке «Гадкие лебеди». А наши дети поколения социализации должны найти к ним путь. Они другие, и ценности толерантности должны войти в человека с раннего возраста.

От кого надо спасать русских? Русских надо спасать от Жириновского и Зюганова. В последнем номере газеты КОММЕРСАНТЪ-ВЛАСТЬ помещены интервью с родителями, 17-23-тилетние дети которых убили 15, 5, 1 человека, только за то, что те — другой национальности: таджики, узбеки. Эти письма — уникальный культурно-исторический материал. Родители оправдывают своих детей, поскольку в России должны быть русские — остальные мешают. И когда мы видим, что Россия остается страной развитой ксенофобии, мы понимаем нарастание рисков, мы понимаем, сколько вокруг плодов расчеловечивания. Как любил говорить Тендряков, опасная грань, когда люди превращаются в не-людей. Это оппозиция людей — нелюдей, ее предстоит пройти, как оппозицию быть—или—не—быть. Если мы решаем «быть», то должны быть такие проекты, как этот. И должна быть идеология толерантности — не призыв, а вопль сердца — стать той идеологией, которая может быть, когда-нибудь вырастет в стране по имени Россия. Спасибо!

Фёдор Шелов-Коведяев: К этому я могу присоединиться в одном отношении: толерантность необходима чисто прагматически. Помимо чисто этических оснований, если есть толерантность — город выживает, государство выживает, общество выживает. Нет толерантности — и у города, и у государства, и у общества возникают проблемы. По поводу слова толерантность, хочу добавить, что оно очень ответственное, и если мы эту ответственность сумеем вложить в головы наших граждан, это будет очень важным делом, практически подвигом.

Латинский глагол tolerare не значит «терпеть», он значит то же самое, что другими словами в Евангелии сказано устами Христа, которого здесь назвали евреем. Им было сказано «Носите тяготы друг друга». То есть воспринимайте чужую боль как свою собственную. В своей основе и во всех западных языках существует слово «терпимость» и когда они создавали термин толерантность, то вложили именно этот смысл. Чтобы мы научились не только понимать, но и сострадать и сочувствовать, сопереживать тому, что происходит с другими. Вот это важно для сохранения нашего общества, нашей страны.

Стенограмма доклада на Круглом столе «Что такое «мы — многонациональный народ Российской Федерации» сегодня?», 9.11.2011

[версия для печати]