общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ФЕДОР ШЕЛОВ-КОВЕДЯЕВ: «ЕСЛИ ТЫ ГОВОРИШЬ, ЧТО ТЫ РУССКИЙ — ТО ДОЛЖЕН ПРИЗНАТЬ, ЧТО ТЫ — МЕТИС»

Тема: идентичность

доклад

« вернуться к списку

Я — руководитель исследований Российского общественно-политического центра, по роду занятий — государственный деятель (не путать с политиком), координатор рабочей группы раздела Конституции РФ, которая трактовала национальную и федеральную тематику, разработчик закона о культурной автономии, и поэтому я здесь.

Почитав те надписи, которые мы видим за нашей спиной, я должен сказать, что замысел интересный, но, с моей точки зрения, не совсем удачно воплощенный. Потому что, если бы мы сказали Жуковскому, что он не вполне русский человек, то получили бы дуэль. Если бы вы стали копаться в корнях Александра Невского перед его светлейшим ликом, то вам бы снесли голову. Потому что себя он воспринимал как «рус», как варяг, и осетинская бабушка была для него не столь существенна. Если бы Александру Куприну сказали, что он — татарин — он бы погрустил вместе с тем, кто это сказал [1]. Я говорю это как русский потомственный дворянин столбовой, у которого одна фамилия германского происхождения, другая — монгольского.

Я — типичный русский человек. И гений народа — судьба народа (не в смысле особых способностей, а как в античности говорили «гений», поэтому я употребляю слова «гений» и «судьба» в одном семантическом ряду) заключается не только в том, сколько он заимствовал и сколько он в себя вплавил представителей других народов, или вплавил в свою культуру источников из других культур, — а насколько он сумел это переработать. Греческий алфавит заимствован у финикийцев, греки его переработали и теперь греческим алфавитом пишет половина мира, потому что латинский алфавит тоже по происхождению — западногреческий. То есть не только кириллица, но и латиница имеет в своей основе греческое письмо.

Я уже не говорю о собственно греческом алфавите, на котором пишут материковые греки, греки—киприоты. Половина греческого Пантеона — это малоазийские боги по происхождению. Но кто об этом вспомнит, кроме специалистов по мифологии, вот таких нудных, как я, или еще более нудного Алексея Лосева, к сожалению, ныне покойного, или Елеазара Мелетинского, тоже покойного. Я думаю, что нам нужно перевернуть дискуссию.

Мне с самого начала не очень понравилось название проекта. «Россия для всех» — что значит «для всех»? Для кого, для каких? Что мы этим хотим сказать? Мы приглашаем к себе всех, сохраняя нынешнее иммиграционное законодательство — мы будем выбирать — мы что-то от них хотим, или что-то хотим для них? Мне казалось, надо перевернуть дискуссию — сказать О. К., поговорим о том, кто такой русский, как вы себе это представляете?

Вот я недаром так представился, потому что типично русские люди — они изначально — мешанные, потому что если ты говоришь, что ты русский — ты должен признать, что ты — метис. Сама по себе славянская общность возникла из смешения двух разноэтничных племен, одно дало язык, другое — материальную культуру. Произошло это в конце пятого века от Р. Х. И дальше, если говорить о формировании русской нации, она формировалась ровно таким образом — т. е. в нее вливались мощные потоки из всех тех народов, с которыми первоначальное славянское ядро «контачило».

Это, между прочим, дало мощный синергетический эффект, или, как с легкой руки Льва Гумилева — пассионарный эффект, который позволил нам расширить все те границы, в которых мы существовали к 17-му году. И сохранить те границы, в которых мы существуем сейчас, после нескольких катастроф XX-го века, которые случились с Россией, не важно, как она называлась,. Это дало ту мощь русской культуре, ту притягательность русской культуры, которой она обладает и обладала тогда, когда люди, действительно, искренне хотели быть русскими, при этом, сохраняя «матрешечность» своего сознания.

Лазаревы, будучи купцами, будучи графьями, никогда не забывали о своих армянских корнях, но они всегда вели себя как русские политики, как русские государственные деятели, как русские предприниматели. Можно вспомнить знаменитую фразу известного общественного деятеля, мецената, издателя, предпринимателя Гершензона — издателя «Еврейской энциклопедии» [2], в частности (кроме того, что он издал фактически, всю русскую классику). На одном из еврейских съездов, которых тогда происходил во множестве в начале XX века, ему задали вопрос, который, перефразировав, можно сформулировать следующим образом: с кем вы, мастера культуры?

Он сказал: когда я выступаю как издатель, как общественный деятель, как житель Российской Империи — я русский, когда я выступаю как верующий человек, как сын своих родителей — я иудей. И это не мешало одно другому. Когда люди, скажем, не русские по происхождению, иногда даже в первом поколении, оказавшись за границей, в эмиграции, испытывают ностальгию по России, не по своим этническим корням, не по каким-то территориям, из которых вышли их предки — вот это совершенно уникальное качество страны, которым она обладала, скажем, сто лет тому назад. Вот об этом бы поговорить!

Если призывать к чему-то, возвратиться — что-то такое реставрировать, можно вспомнить Маннергейма, который был немцем, блестящим кавалергардом, капитаном, метался всю первую половину 1918 года между Петербургом, Москвой, Одессой и Киевом, — пытался помирить русских генералов, для того, чтобы свергнуть российскую власть. И когда осознал, что помирить Духонина с Корниловым, с Врангелем, Колчаком, как бы создать единую команду не удается, он уехал — не в Германию, уехал в Финляндию — все равно в Россию уехал! И создал Финское государство современное.

Можно вспомнить, например, Петра Багратиона, как он погиб. Что предшествовало его ранению — смертельному? Его послали отбивать атаку французов, и, видя, что французы превосходят в невероятном соотношении тот отряд, которым он руководил, Багратион воскликнул: «Братцы, мы русские, с нами Бог!». Он повторил фразу Суворова, которую узнал от своего друга Голенищева-Кутузова, Михаила Илларионовича. А когда его ранили, когда его ближайшие ординарцы вытащили из боя, и дотащили до палатки, то они обратились к нему: «Ваша светлость, теперь ваша судьба в руках Божиих, а мы пойдем воевать дальше!» И далее что они произнесли? «Как сказал наш батюшка-князь, мы — русские, с нами Бог!» — передали они тем, кто оставался, продолжая отбивать атаку французов, чтобы тем не досталось ни живое, ни мертвое тело их военачальника. Вот об этом синкретизме, совершенно уникальном, об этом качестве, наверное, имело бы смысл порассуждать.

Игорь Яковенко (модератор круглого стола, профессор РГГУ): В порядке рефлексии того, что мы услышали, можно сказать, следующее. Действительно, сама «шапка» проекта «Россия для всех» может читаться по-разному. Вряд ли имеется в виду, что Россия — для всего земного шара. Заведомо, для всех, кто живет в России, кто видит себя гражданами России, для кого страна должна быть, и это естественно. У меня всего два замечания. Не только русский, но и любой другой не возникал из одного источника. Этногенез подразумевает объединение нескольких начал, это общая тривиальная ситуация. И второй момент важный. Ни один народ не живет после того, как он перестал интегрировать, собирать в одно целое разнообразные потоки. Когда энергия этой интеграции заканчивается, тогда начинается обскурация, народ сворачивается и судьба его идет печально.


Стенограмма выступления на Круглом столе «Что такое «мы — многонациональный народ Российской Федерации» сегодня?», 9.11.2011 

[1] Любопытно сравнить это со свидетельством И. А. Бунина, хорошо знавшего А. И. Куприна: «...Александр Иванович очень гордился своей татарской кровью. Одну пору... он даже носил тюбетейку, бывал в ней в гостях и в ресторанах...». Прим. модератора сайта.
[2] Вероятно, имеется в виду работа М. О. Гершензона «Судьбы еврейского народа» (1922) или же его участие в издании «Еврейская антология: Сборник молодой еврейской поэзии», вышедшем под редакцией В. Ходасевича и Л. Яффе. (М., 1918).
Прим. модератора сайта.

[версия для печати]

Голосование

Кого, по вашему мнению, считать русским?