общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

РОМАН БАГДАСАРОВ: «ПРИНУЖДЕНИЕ К ОДНОЗНАЧНОСТИ»

Тема: идентичность

доклад

« вернуться к списку

Долгие годы признаком зрелости в российском обществе считали пожизненную верность сделанному выбору. Традиционная мораль осуждала любые попытки изменить свою идентичность. Для разводящихся супругов в Империи было обязательным указывать того, «кто подал повод к разводу». Духовные лица (священники или монахи) по тем или иным причинам оставившие свой сан, награждались позорной кличкой «расстрига». Даже переставший быть иудеем еврей (что в общем-то приветствовалось самодержавной православной властью) получал отнюдь не ласковое определение «выкреста».

Той же однозначности в советское время требовало гражданское законодательство в национальной самоидентификации. При получении паспорта юный гражданин обязан был указать только одну национальность, даже если его родители принадлежали к разным народам. Таким образом, одна из его этнических половин неизбежно ущемлялась.

Сегодня вроде бы не требуется документировать свою национальную принадлежность, однако это не значит, что общество не ставит такого вопроса перед человеком. В той или иной форме оно продолжает требовать однозначного выбора в пользу того или иного этноса. Даже в научных монографиях человек с «размытой идентичностью», если и не порицается, то о его сознании говорится, что оно «оказалось фрагментированным».

На самом деле возможность выбора между этносами уже свидетельствует об отходе от традиционной модели. В рамках моноэтнического общества такой выбор не стоял перед человеком. Он изначально принадлежал к определённому типу культуры, с коим себя и ассоциировал. Жизнь человека замыкалась в рамках этой культуры и вне неё он существовать просто не мог, как не живёт без воды рыба.

То, что гражданин, — к какому бы этносу он ни принадлежал, — сегодня имеет возможность выбирать между разными типами культуры, между разными местами проживания, свидетельствует о принципиальном изменении ситуации. И это является огромным достижением современной цивилизации.

Этничность перестала быть фатально предопределённой, доминировать. Ещё Сэмюэлу Хантингтону это было не очевидно, он включал принадлежность к этносу в число аскриптивных, т. е. приписанных при рождении. Но такой подход в корне опровергается существованием потомков смешанных браков. В физиологическом плане нельзя быть мужчиной и женщиной одновременно, здоровым и калекой, подростком и старком, но можно чувствовать свою принадлежность к 2-м, 3-м или даже 4-м разным этносам. В отличие от расы, этничность это не биологическое, а социологическое понятие.

Да, она естественным образом опирается на биологическую данность, но способна варьировать. Выбор той или иной этничности зависит от конфигурации набора ценностей, признаваемых человеком, а та или иная конфигурация ценностей лежит в области сознания. Ценности в жизни конкретного человека могут и должны меняться во времени. Именно эта способность к изменению и является характерной биологической особенностью человека, согласно Конраду Лоренцу.

Однако стереотип, согласно которому, человек должен в обязательном порядке, однозначно раз и навсегда выбрать ту или иную религию, ту или иную национальность, те или иные политические убеждения, продолжает над нами довлеть. Между тем, попытки втиснуть себя во что-то одно обречены на неискренность, на ложь в самом начале. Особенно это хорошо видно на примере жителей мегаполисов, где эту идентичность приходится поддерживать затрачивая огромные усилия.

Работая над выставкой «Россия для всех», мы сделали ряд интересных наблюдений. Одно из них: наличие во всех нас качества, которое иногда называют полиидентичностью. Обычно говорится о внешнем её измерении мультикультурализме. Более того, признано, что факт культурного многообразия уже есть фундаментальная данность современного общественного устройства. Но в индивидуальной жизни каждого человека мультикультурализм должен на что-то опираться. И он опирается на способность понять Другого, даже стать Другим на какой-то миг, на каком-то уровне.

В советской идеологии существовали попытки прививать навыки полиидентичности. Можно спорить о том, насколько удачными или неудачными они были, но нельзя отказать в искренности некоторых из этих попыток. И нельзя не отметить, что сейчас всё труднее становится создать нечто подобное.

Возможно, это один из ключевых и первоочередных вызовов, с которым столкнулось постсоветское общество. С этой точки зрения выставка «Россия для всех» является художественной фиксацией состояния полиидентичности, которое было присуще каждому из 86-ти персонажей. Сама по себе эта фиксация уже отвечает на вызов этнонационализма, свидетелями которого мы все являемся.

Текст: Роман Багдасаров
Доклад на Круглом столе «Что такое «мы — многонациональный народ Российской Федерации» сегодня?», 9.11.2011

[версия для печати]