общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

БЛОГИ ХУДОЖНИКОВ О «ДУХОВНОЙ БРАНИ»

Тема: современное искусство

пост в блоге

« вернуться к списку
 

Алена Лиманова: Именно «Духовная брань»

Неоконченное повествование художницы Алены Лимановой о Марате Гельмане, Викторе Бондаренко, Константине Худякове, проектах «Духовная брань» и «Деисис»... — Ред. РДВ.

2 октября. Вот этим постом я хочу начать довольно долгий и специальный разговор об искусстве и его месте в духовном поиске человека. Первый пост о предыстории выставки «Духовная брань» как она мне видится. Пока без Романа Багдасарова и его идей, это будет следующий пост.

Я любопытна, но осторожна. Обычно. На выставках у Гельмана обычно не бывает толпы, тем более возмущенной толпы, поэтому я собиралась забежать в галерею минутки на три-четыре. Иногда я даже не спускаюсь вниз, смотрю прямо с лестницы и убегаю. Современное искусство требует такого взгляда, это его норма — секунда и беги прочь, две секунды и забыто увиденное. В этой системе художник вроде заряженной бомбы — вечно мечтает взорваться, даже слыхал, что такое бывает, но на деле всегда обезврежен опытными кураторами. И мы, зрители, забегаем в галерею убедиться, что в Багдаде все спокойно. Ведь за развлечениями теперь нужно ходить не на выставки, а в Думу.

Однако в этот раз меня огорчил автобус Омон, стоящий во дворе. Сначала я хотела развернуться и уйти, ведь Омон для того и отстроен от других органов правопорядка, чтобы все-таки не играть роль развлекателя, а оставаться в системе власти, быть сигналом «серьезно». Но все же любопытство победило и я разнюхала, что Омон разбирался с ряжеными казаками, которых подогнал Дугин. Внутрь пускали по приглашениям, а значит, там мне было не место, и я снова наметилась убежать, но вдруг из галереи высунулся Роман Багдасаров. И вот тут выяснилось, что все-таки мне имело смысл внутрь войти, поскольку эта выставка стала частью давней-предавней истории, которая и впрямь кроме как «Духовная брань» ничем и названа быть не может.

Начну с начала. С Бондаренко. Действительно, фигура мало сказать противоречивая. Не знаю, какие у вас могут вызвать ассоциации «коллекционер икон», а у меня так исключительно «грабитель старушек». Я знавала людей, которые не стеснялись ничего, скупая по деревням старинные иконы. Для них икона была дорогим предметом, лотерейным билетом, пропуском в мир блестящих витрин и джаза. И все.

Но вот чудесная сила искусства, этого коллекционера иконы зацепили, влип коллекционер в волшебную, могучую силу образа, задумался о вещах, коллекционеру не положенных, заметался и от золотого бога своего отпал.

Первый его демарш случился в 2000 году, когда он заказал великолепному мастеру Худякову написать новый образ. Найти, узреть и написать. Можно ли такое заказать верующему человеку? Нет. Любой мало-мальски встречавшийся если не с образом, так с тенью образа, если не с тенью так хоть с Музой, знает, что диктует образ. Это место, где воля художника ничего не значит. Снидет, так будет, не снидет, так хоть утрудись весь. Другое дело, человек атеистически настроенный. Честный атеист в первую очередь верит в человеческое усилие, в труд, волю, честность, в те великие человеческие страдания, которые весь этот мир и создали. Будь я Богом-Отцом, я б приветствовала такой взгляд на вещи, поскольку он воспитывает в Его детях ответственность, трудолюбие, уважение к другим, к сотрудникам своим, а любящему отцу нет такой уж необходимости, чтобы его сын все время на него оборачивался. И Худяков невероятно точно создал икону для атеиста.

Я постаралась привести максимально много людей посмотреть на Деисуса. Мало того, что Худяков пытался вложить все страдания человечества, все его стремления и страсти в один объект, он придумал совершенно новый способ существования такого объекта. Шедевр случился. Бомба взорвалась.

И что же предприняли кураторы-модераторы? Ответный удар, ясное дело. Дело в том, что верующим атеистом быть тоже очень и очень непросто. Мало того, по нынешним временам религия сия строго запрещена, поскольку предполагает известную автономию чувств и мыслей, а тоталитаризм (новое название для империализма) такого не понимает. Человек должен быть кирпич в стене, винтик в машине, пчелка в рое (кроме немногих избранных и не фантазируйте мне тут про классы, плииз, НЕМНОГИХ, в идеале их вообще один).

Для начала был шквал критики, а за тем и выставка «Верю!». Для меня на тот момент плохо знавшей реалии СИ идея показалась прекрасной: художников призывали высказаться о своих системах ценностей. Практически в катакомбах шли разговоры о вечных истинах, о философии и религии, казалось, что линия Деисуса продолжается. Однако получилась выставка, которую проще всего назвать «макетом ада». Веры на выставке практически и не было, один страх. Да и организатор честно проблеял на пресс-конференции, что верит он только «в своих друзееей, современных худооожников». И не придерешься, как не верить, что есть на свете «современные художники», кто-то ж поналяпал всех этих могилок и кровоточек. И, увы, великолепный объект, бывший Деисусом, лежал во прахе на этой адской выставке и утробно вещал «не верю». Да нет, я понимаю, что атеист должен был выступить против религиозного мракобесия, но увы, увы, так жаль было его, упавшего как звезда под землю.

Дальше СИ потихоньку набирало обороты, привлекало все больше внимания и свое колониальное дело делало чотко. Глядишь, поколеньице-другое и ровными рядами пойдут воспитанные в жесткой системе «мы» солдаты будущего рая, на этот раз уже честно обозначенного как рай для совсем немногих.

А Бондаренко? А что Бондаренко, его ж можно приспособить, встроить втемную в игру, использовать его смешные «духовные порывы», направить на нужное. Икону новую хочешь? Ну приклей к идее пуссю и получишь всемерную поддержку. У нас сейчас раскручивается мюзикл «бунтующие бл...», встраивайся, в Империи признается только массовый продукт, если детский спектакль так в зале на 5 тыщ мест, если выставка, так с поздравлением какого-нибудь клинтона-рейгана, главное, чтобы толпа была, чтобы лица не разглядеть, не фиг тут морды предъявлять, одень балаклаву или хиджаб, и с глаз долой. Избранное зрение желто-черными, русско-татарскими рожами оскорбляться не должно, а то не дай Бог, у маленького принца возникнет сочувствие не своему, чужому.

И самый последний штрих, блик в глазу, горькая усмешка — а Гельман пишет «давайте разговаривать». С кем, Марат Александрович, Вы собираетесь разговаривать? С миллионами, сладостно взирая на них с высот двуглавых? С чужими мракобесами вроде меня, которых Вы боитесь? С кем? То-то и оно.

9 октября (1). Продолжу разговор, если есть кто-нибудь, кому еще не надоело. Опять прошу прощения у многоуважаемого Романа, к его словам я перейду в следущих постах, а пока придется подойти к теме Пусси Райот. Никто ведь не станет отрицать, что выставка «Духовная брань» на них ссылается. Я предположила, правда, что Бондаренко не очень вдумывался в месседж, полученный всеми нами вместе с событием в храме, но кто ж его знает, ведь портреты женщин висят [1].

Начну кощунством: мне все равно, справедливо ли их наказали. Я не юрист, а считать пляски в храме нормальным не готова. я не хочу обсуждать и политический месседж акции. Не то, чтобы я была сторонницей клерикализации, но уверена, что она вызвана не мракобесием моих грамотных, в основном, сограждан. Скорее я предположу, что это Империя в отчаянном поиске врага насаждает религиозные формы в колониях. Вахабитский ислам и фофудьеносное православие сменили миссионерское англиканское христианство в деле покорения варваров.

Вот, кажется, не о чем и говорить [...]. Однако эта акция так же как мюзиклы, поп-концерты и телешоу рассчитана на массы. И я вполне могу счесть ее зрелищем. Тем самым, чью форму опять же отчаянно ищет Империя, чтобы развлечь свой плебс. И вот форма этого глобального зрелища меня ужасает.

Я узнаю коды революционного искусства, которое стремилось не только разрушить мир насилья, но и придумать новый дивный мир. Прекрасные замыслы левых художников, поэтов, архитекторов легли в основу нашего с вами сегодняшнего пространства в той его части, которая нам кажется современной. Весь хай-тек опирается на эти коды. Голодный и безграмотный мир благодаря коммунистическим мечтам стал миром компьютеров и авиации. Только свободный труд мог создать наше нынешнее благополучие.

Первое, что сделали коммунисты — дали всем возможность учиться. Голодная страна села за учебники, и вынудила империалистических соседей учить и своих рабочих. И при этом церковь мешала образовательному процессу. Зрелище, которая она давала вместо образования, не включало в себя тех знаний, которые были накоплены и освоения которых требовала научно-техническая революция. Чтению, счету и письму в церкви еще могли научить, а вот естественным наукам — нет. А главное, не могли научить критическому методу, когда всякое знание должно быть подвергнуто сомнению и проверено опытом.

Однако за пределами гуманистического знания всегда остается Богопознание, потому что Бог обитает в тех местах, где нет места рациональному опыту, повторяемости, и сомнению. И к сожалению, ни гуманисты, ни их наследники коммунисты не сумели освоить смысл о смысле, включить в свою систему нечто, выходящее за пределы нормального опыта и не верифицируемое. Философия, в которой нет места вопросам трансцеденции, выхода за пределы опыта, нежизнеспособна сама по себе. Она может быть дополняющей, одной из многих, но не единственной.

Почему же идеология не могла разрешить свободного поиска за пределами идеологических норм? Для чего требовался строгий контроль за мыслью и чувством? Эти меры были направлены в первую очередь против церкви, чьи формы обветшали, а содержание — нет. В сущности, коммунизм при всех декларациях атеистичности был и остается религиозным движением, когда человек устремлен за свои пределы, туда, где его существование менее важно, чем идея. И это религиозное движение опиралось на христианские ценности, противостоящие в первую очередь Империи, в которой целью всегда возвышение конкретной личности, и которая всегда атеистична, какие бы формы не принимали ее культы. Почти подхожу непосредственно к «Духовной брани». В этом мире, в мире рыб, есть только два направления: либо в императоры, в князи мира сего, либо к звездам и за звезды.

К 17-ому году РПЦ была почти полностью поглощена имперскими смыслами. Ее строгая иерархическая структура и сращение с государственным целеполаганием, превратило ее в часть охранки. И стоило только отпустить контроль, как прежние формы возродились ровно с теми же пороками, что были сто лет назад.

Империи это очень выгодно. Она мгновенно узнает своих верных слуг, и все, что требуется для того, чтобы обмануть возможное возмущение тех, кто не хочет повторять ошибок и видит свою цель дальше императорского трона, это изготовить поддельных протестантов. Что мы, собственно, и видим в пусси.

Но как обидно и мерзко обнаруживать подсунутое к носу кривое зеркало и косноязычные с англицизмами уверения, что наше искусство нам дозволяется, что мы можем так как мы любим, хоть в церковь православную, хоть протестовать против, все, что вздумается. А лучше всего, если мы будем мечтать уехать из этого лживого пространства в центр Империи, вступить в легионы цезаря и стать императором.

9 октября (2). [...] Политического искусства не существует. Существует искусство и существуют художники, которые его средствами пытаются высказаться. Образными средствами личное мнение.

Если их волнует больше всего величие и крастоа мира, то они станут пейзажистами, а если страдания бедняков — передвижниками или Татлиным, изобретающим дома-коммуны и удобную оджеду для всех. Если они отчаянно пытаются разгадать воздействие на душу красочных сочетаний, то они станут абстракционистами, а если они изучают жизнь чувств в городском пространстве — современными художниками.

Политического искусства не существует. Однако художником «(поэтом) можешь ты не быть, но» очень неплохо, если ты хоть сколько-нибудь будешь активным гражданином. Ну и конечно, решишь для себя все вопросы личной власти, ведь вдруг дадут рулить, нужно быть к этому готовым...

[1] Видимо, автор называет «портретами женщин» картины, где изображены лица в масках. Но на картинах нет портретов участниц группы Pussy Riot, к тому же не все на этих картинах женщины... Прим. РДВ.

Источник: 2 октября, 9 октября (1), 9 октября (2)

***

Николай Анохин: «Духовность» со знаком минус (23.10.2012)

Николай Анохин, художник, воспевающий в своих полотнах старину. Сдерживая себя, Николай Юрьевич, пишет продуманный до мелочей, но не лишённый полёта мысли, глубоко поэтический текст, полный горьких раздумий и философской печали... — Ред. РДВ.

За последнее время мы стали свидетелями происшествий, включающих в один ряд череду откровенно циничных действий, поражающих очевидной связью между собою. Попытки осквернения православных храмов; грязные сплетни в адрес священноначалия; посягательство на святыни и чтимые народом памятные места; ритуальные убийства невинных граждан; демонстрация глумливого фильма, повлекшего за собой гнев и негодование оскорблённого религиозного чувства; «слив» информации, дискредитирующей иерархов западных христианских конфессий (последний «скандал» у римокатоликов) — вот наиболее заметные явления, целью которых является раскол и поляризация общества на носителей религиозного сознания с соответствующими ему моральными принципами, с одной стороны, и весёлых сторонников строительства «земного рая», полагающих смысл человеческого бытия в достижении максимального удовлетворения своих желаний и обретении собственного благополучия, ёмко выраженного в лозунге: «Бери от жизни всё!» — с другой. Таким образом представители религии «золотого тельца», ведущей к вожделенному наслаждению «культом» низменных потребностей, пытаются в очередной раз поднять своих многочисленных сторонников против тех, кто ещё не развратился настолько, чтобы считать обезьяну в числе своих родственников.

Конечно, не вчера, по меткому слову великого русского поэта и дипломата, «Все богохульные умы, Все богомерзкие народы Со дна воздвиглись царства тьмы...». Со времен Каина гонимая вселенской злобой часть человечества, бежит от лица Создателя и коснеет в упорстве, пытаясь достигнуть благополучия в своём обезбоженном мире. Упоение грехом и безграничная вседозволенность — вот что начертано на знамёнах армии борцов за свободу от Божиих заповедей и законов. Их вожди черпают вдохновение не из благородства подвига, сияющего самоотвержением во имя любви, преданности и согласия в добродетели, а в мрачных глубинах оскорблённого «эго», возводящего хулу на сотворенный мир и Сотворившего, подобно возгордившемуся ангелу, что черной неблагодарностью отплатил Тому, Кто вызвал его из небытия. В данном случае речь идет не о тех заблудших, которые, будучи не в силах побороть дурные наклонности, в глубине души укоряя себя за малодушие, продолжают вести порочный образ жизни. Речь о тех, кто встал на путь сознательного противления Истине и пошел по тропе, ведущей к самому страшному преступлению — хуле на Святого Духа — преступлению, которому «нет прощения ни в сем веке, ни в будущем». Это как бы «духовная» брань за их «право» жить без Бога. Это брань, где своего рода «духовность» со знаком минус, имеет вместо основания — отрицание, стремящееся в бездну самоуничтожения.

Именно под таким названием («духовная брань») решили в очередной раз выступить адепты разрушителей русской культуры, назвав сим именем демонстрацию отвратительных поделок, претендующих на то, чтобы называться «творчеством» и даже «искусством». Однако громкого скандала не получилось — на обозрение выставили ряд (по замыслу организаторов, скандально-эпатирующих) «полотен» очередной амбициозной бездарности, вызывающей возмущение зрителя, прежде всего, отсутствием таланта при наличии цинично-хамского отношения к художественному наследию создателей подлинных шедевров... «Художник-варвар кистью сонной Картину гения чернит...» — единственное, что приходит на ум от просмотра такой мишуры, где на композиционных схемах, заимствованных у классиков иконописи, кое-как намалёваны хари, более всего напоминающие фантасмагорию уродства в «Гернике» Пикассо. Подобное безобразие может вызвать интерес разве что у законченного идиота с извращенным вкусом или у морального урода с мироощущением Марата Гельмана, являющегося одним из организаторов, а также пропагандистом этого предприятия.

Оказывается, источником «вдохновения» в данном случае явился постыдный поступок нескольких радикально настроенных дегенераток, одержимых ненавистью к Православию и его святыням, ворвавшихся на солею кафедрального собора Москвы с целью публично совершить дерзкое святотатство (Sacrilegĭum). Подло скрываясь под масками, эти помраченные злобой существа, всем своим видом напоминающие бесов, видимо, надели их, рассчитывая таким образом остаться неузнанными и безнаказанными. Эти маски-балаклавы, столь ярко выразившие бесоподобие их образа, похоже сильно воодушевили интернациональную сволочь из «креативного класса», которой столь не по нутру восстановление Русских Святынь, Российской государственности, а вместе с ними и национального самосознания нашего народа.

Именно маски вышеупомянутых представительниц отряда млекопитающих, столь впечатлившие авторов «арт-проекта» «Духовная брань», и явились лейтмотивом этого более мелкого, но весьма знаменательного злодеяния, совершаемого при поддержке фонда содействия современному искусству и «общественного» движения с демагогически-говорящим названием «Россия для всех» при «фонде поддержки работников спецслужб, уволенных за невыполнение противозаконных приказов». Видимо, «для всех» здесь надобно понимать как «для всех воров, скупщиков краденного, наркоманов, извращенцев, кощунствующих пропагандистов разврата, предателей, для всех, ограбивших страну и народ олигархов, для представителей организованной преступности, наёмных убийц и их спонсоров... и так далее». По крайней мере, в контексте деятельности этого «движения» именно так и воспринимается их название. Создатель «движения» — почётный член Российской Академии Художеств, более известный как меценат российского «актуального искусства», торговец спиртом и оружием, скупщик и «коллекционер» икон, а теперь ещё занявшийся спонсированием предателей, гражданин США В. Бондаренко (почему-то живущий в России).

Вероятно, он и пригласил к сотрудничеству в качестве «культуролога» некоего Романа Багдасарова. Похоже, что сей «специалист в области искусства» решил просто подзаработать, но почему-то, в данном случае, его усилия весьма отдают усердием косолапого персонажа известной басни. При чтении багдасаровского текста, написанного в качестве инструкции по восприятию экспозиции, вспоминается народная присказка: «что ни слово — то враньё». Этот автор предлагает читающим такого рода «откровения»: «Вчера маску носили цари и актеры, сегодня ее надевают бойцы спецподразделений и художники»**; «Она эквивалент смысла, истины, силы, власти, надежды, потому что отвечает задаче полного принятия реальности»**; «Маска заменила лицо; отныне перед ней меркнет любая красота»**; «Ошибочно копировать — подлинные иконы всегда уникальны, их создают из себя и собой»**; «Копии старых икон уродуют души, пополняя ряды новых иконоборцев»**; «Хореографией ДУХОВНОЙ БРАНИ... девушки защищают Престол Божий от невидимых врагов, воспроизводя традиционную пантомиму юродства...»**; «Эпоха единоличных «помазанников» агонизирует весь XX век; современным людям нужны другие исходники для священных образов»**.

Конечно, такие формулировки-«афоризмы» как «хореография духовной брани»**, «исходники для священных образов»**, «традиционная пантомима юродства»** и неотвратимо-чудовищные «копии, уродующие души»** — достойны пера Михаила Зощенко. Однако, в целом, подобные «прозрения» если и могут вызвать серьёзный профессиональный интерес, то разве что со стороны исследователей последствий воздействия на организм наркотических и психотропных веществ, клинических случаев в области психопатологии, или для сектоведов в качестве иллюстрации при описании потока неконтролируемой речи во время хлыстовских «радений» или медиумических сеансов. Впрочем, не исключено и то, что это может быть той самой наукообразной халтурой, которая наскоро стряпается под заказ в качестве отчёта за получаемые дивиденды и, таким образом, создает в глазах работодателя впечатление профессионального подхода.

В таком случае, Роману Багдасарову весьма своеобразно удалось почтить память одного из замечательных московских священников, отдавшего более двадцати лет лагерям за исповедание веры, гостеприимством и любовью которого в своё время пользовлся Роман. Может быть, конечно, своими «честно заработанными» сребрениками Роман распорядится более удачно, нежели его знаменитый прототип, так и не успевший ничего приобрести на жгущие руки деньги. Он также носил маску, маску апостола, в глубине души мечтая об обогащении... Однако, и в его жизни настал момент, которого не избежать даже самому изощрённому лицемеру — когда вместо очередной маски, «прорастающей сквозь (фальшивый) «лик»**, открывается мрачная бездна и вечно разлагающийся «путь бесконечной агрессии»**. Тогда приходит пора сделать «последний шаг»**, чтобы услышать дьявольский хохот настоящего хозяина МАСКИ, дающего её напрокат и выдающего кредит на пользование ею. Да, очень знаменательно то, что устроители мероприятия провозгласили именно маску основным смыслом содержания предложенного — символ обмана и лицедейства, то, что носит на латыни также наименование LARVA. Это не случайно.... и очень красноречиво.....

* ЛЯРВА (LARVA, лат.) — привидение, изначально маска, личина; в древнеримской мифологии душа (дух) умершего злого, по некоторым сведениям, молодого человека, приносящего живым несчастья и смерть.
** В кавычках даны слова из текста Р. Багдасарова.


Источник: nikolay-anokhin

[версия для печати]