общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ПОЧЕМУ МИНКУЛЬТ МОЛЧИТ О ВЫСТАВКЕ «ДУХОВНАЯ БРАНЬ»

Тема: современное искусство

интервью

« вернуться к списку

Фрагмент онлайн-интервью с министром культуры РФ Владимиром Мединским, где затронута тема последних событий в области современного искусства.

[...] — Почему Минкульт хранит молчание в деле Pussy Riot, «Войны», выставки «Духовная брань»? Разве не обязано государство в лице Минкульта определять — что культурная деятельность, а что вандализм, кто художник, а чья деятельность к искусству не имеет никакого отношения? Художников — защищать, а хулиганов называть хулиганами, непричастными к искусству? Отсутствие позиции у минкульта выглядит как трусость!

 — В части культуры Марат Гельман — провокатор, это часть его имиджа его. Поэтому я думаю, что он счастлив от того, что к нему казаки пришли на выставку [речь идет о стычках, сопровождавших открытие выставки Icons в Краснодаре]. Потому что он получил фантастическое паблисити в результате. И он должен был это предвидеть. Когда вы едете с подобного рода — хорошей, плохой, не знаю, не видел выставку, — когда едете в определенную аудиторию, вы должны понимать последствия. Я в молодости читали лекции в институте, по линии общества «Знание», за деньги. 

Как-то в одном ДК, на дискотеке, мы с товарищем начали читать лекцию о творчестве группы «Битлз». Нам пришлось удирать через туалет, прыгая с третьего этажа на крышу. Потому что нам сказали, что нас просто убьют, ибо разгоряченная местная публика в этом райцентре не хотела в пятницу вечером слушать лекцию по линии общества «Знания» и райкома комсомола о творчестве группы «Битлз», она их в данную секунду не интересовала. Я не учел аудиторию. Винить в этом должен был только себя, что обижаться на людей? Им хотелось танцевать.

— Получается, что в случае с Icons и выставкой «Духовная брань» работает логика вроде «что же ты шла по темному переулку одна, в короткой юбке», немножко так получается.

— Я к чему говорю: я в данном случае абсолютно никого не поддерживаю и не осуждаю. Я просто рассказываю вам, как это есть. Конечно, это все безобразие.

— Минкульт не должен защищать художника в такой ситуации?

— Должна милиция защищать в данной ситуации. Задача Минкульта, еще раз говорю, поддерживать художников, обеспечивать высокий уровень художественного образования, в частности. У нас 45 вузов входят в систему культуры, художественные хореографические училища, музыкальные школы. Вот наша сфера ответственности. За это мы отвечаем. Я скажу откровенно, что вопрос оплаты преподавателей в ЦМШ меня волнует в десять раз больше, чем судьба выставки Гельмана в Краснодаре. Вот приоритеты у меня такие. Меня гораздо больше интересует проблема, что у нас с набором в хореографическое училище московское, какие условия там у ребят, которые там учатся, потому что это будущее нашей отечественной балетной школы, чем очередная эпатажная выходка. Это наша сфера ответственности, понимаете. Но, конечно, толерантность и терпимость — это базовая установка Министерства культуры. Поэтому до тех пор, пока закон не нарушается, как с фильмом «Клип», мы очень толерантны.

Я вообще пытаюсь свое частное мнение, которое у меня, поверьте, есть по каждой из перечисленных вами тем, не высказывать. Чтобы это не было истолковано в первую очередь региональными министрами культуры: о, сейчас начнем, вот это нашему федеральному министру точно не нравится, сейчас еще уточним мнение губернатора — и устроим перфоманс. Зачем? Нет у меня, как министра, частного мнения, публично высказанного. Ну, если только вещь до крайности не дойдет, которые тоже бывают, когда не сдерживаюсь. Мы всех поддерживаем.

— А разве не обязано государство определять, что культурная деятельность, а что вандализм, кто художник, а чья деятельность к искусству не имеет никакого отношения?


— Слушаете, ну, вы знаете, мне тут хорошую цитату подготовили: «Истина — дочь времени, а не авторитета». Френсис Бекон. Кому-то это сегодня кажется произведением искусства, кому-то нет, кому-то нравится, кому-то не нравится. Мы стараемся не давать этому субъективных оценок. Конечно, в первую очередь за государственные деньги мы поддерживаем, и будем поддерживать то, что является общепризнанной классикой.

— Консервативная позиция.

— Консерватизм — неправильное слово. В свое время балет тоже вызывал много споров. Считался действом весьма безнравственным. Правительство поддерживает универсальный, скажем так, с одной стороны, лучшее, общепризнанно лучшее, с другой стороны, то, что вызывает минимум каких-то споров, дискуссий. То, что является общепризнанной классикой. И с другой стороны, поддерживает, безусловно, лучшие образцы.

— Разве культура может существовать без провокаций?

— Так мы же не мешаем. Я свожу государственную политику к следующему: государство поддерживает то, что считает правильным, ибо нам эту функцию делегировали избиратели. Мы не от себя действуем. Действуем, поскольку нам нашу функцию делегировали избиратели. Поэтому мы считаем то, что большинство избирателей считает правильным, это мы поддерживаем. Но мы ни в коей степени не мешаем развитию меньшинства. Меньшинство пусть развивается, пожалуйста. [...]

Текст: Владимир Мединский
Источник: Газета.ru

[версия для печати]