общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ВИКТОР БОНДАРЕНКО: «НАДО УВАЖАТЬ КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Тема: россия для русских?

интервью

« вернуться к списку

Предприниматель, издатель, меценат и коллекционер Виктор Бондаренко владеет одним из лучших в России собраний православной иконы. Коллекция современного искусства, объединенная идеей «Всегда другое искусство», стала alter ego Бондаренко, который считает себя не только потребителем и спонсором, но и созидателем.

В этом смысле показателен его новый проект «Россия для всех»: Виктор Бондаренко, выступивший в нем как автор идеи, и художник Дмитрий Гутов продемонстрировали свой взгляд на национальный вопрос через осмысление российской цивилизации. Результат их усилий кого-то восхищает, кого-то шокирует, но никого не оставляет равнодушным. Не в этом ли цель подлинного искусства?

— О вашем проекте «Россия для всех» сейчас много говорят. Почему вас так заинтересовала тема многонациональности в отдельно взятой стране?

— Я считаю себя русским: моя мама русская, отец — украинец, я был крещен в детстве. Но меня возмущает лозунг «Россия для русских», и я думаю, что быть против подобных воззваний должны именно русские. Представьте себе, американцы выступили бы сейчас с лозунгом «Америка для англичан»: говорят они на английском, конституцию американскую написали англичане, почти все президенты были англичане — так давайте обратно к британским протестантским ценностям! Нужны дискуссии, дебаты, выступления, чтобы русские не чувствовали себя обиженными. А так наш Иван искренне готов идти мыть сапоги в Индийском океане. Россия для русских — это же смешно, цирк на Цветном бульваре!

— Вам не кажется, что для борьбы с таким лозунгом, равно как и вообще для борьбы, русский человек слишком пассивен?

— Да, русский человек вообще очень пассивен и ведом. Почитайте у Бердяева — в России присутствует женское начало. Цитирую: «Эта пассивная рецептивная женская апокалиптичность русской души должна быть соединена с мужественным активным русским духом». Так что пассивную русскую душу имеют все, кто могут. Например, люди, которые заявляют, что Россия для русских, а сами хотят развалить Российскую Федерацию. А я считаю, что Россия для всех россиян, я хочу объять весь мир. Поэтому мы придумали с Дмитрием Тутовым этот проект.

— Станет ли русский народ жить лучше? Или проще его убедить в том, что он стал жить лучше?

 — Я не знаю, как сделать так, чтобы русский народ жил лучше. Но я знаю, что если в жизнь претворится лозунг «Россия для русских», лучше не станет. Я на 100 процентов уверен, что надо уважать конституцию Российской Федерации. Смотрите, здесь написано: «Мы -многонациональный народ Российской Федерации». Или взять толковый словарь: «Федерация — это союз государств или государственных объединений». Православная русская империя сдохла (пусть люди обижаются, но я все равно говорю «сдохла») в 1917 году — показала свою полную несостоятельность, называя вещи своими именами. Нельзя в одну реку войти дважды. С тех пор мы не живем ни в стране православных, ни в стране русских. И мой президент гарантирует мне по конституции, что мы также не живем в стране мусульманской, буддистской и так далее: «религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Поэтому, если священник выступает со словами «Россия — православная страна», его нужно судить за разжигание национальной розни. И про «дресс-код» для девушек пусть вещают в синагоге и мечети.

— Есть мнение, что через несколько десятков лет Россия снова объединится с бывшими союзными республиками.

— Никогда! Что мы можем им предложить? Нас никто не любит. Процитирую вам еще гениального Бердяева: «Если Россия не сумеет внушить любви к себе, то она потеряет основания для своего великого положения в мире». Мой папа живет в Харькове, и мне больно, что это другое государство. Был такой не последний в нашей культуре человек — Чаадаев, который много говорил о любви к отечеству. Но есть еще одна прекрасная любовь — любовь к истине. Зачем этим республикам приходить к стране, переживающей далеко не расцвет? Мы занимаем первые места по самоубийствам среди подростков, смертности, абортам, темпам роста ВИЧ и так далее. Мой следующий художественный проект, которым — заметьте — я не хочу никого оскорбить, будет на тему быдла. Как трактует это слово «Википедия»? «Быдло — безликая толпа людей, покорно подчиняющаяся чьей-либо воле и позволяющая эксплуатировать себя».
— То есть, вы считаете, что Россия совершенно не способна быть великим донором?

— Более того, мы ничего не создали. Нам нечем гордиться. Был Попов — создатель радио, Зворыкин — изобретатель кинескопа, и еще Сикорский, который собрал вертолет. Да, я люблю свою страну, я здесь родился, мне так хочется быть причастным к «русской душе», но меня столь много в ней возмущает! В любой университет зайдите и скажите — объявляется набор в Силиконовую долину с огромной зарплатой. 40 процентов поднимут руки и скажут: «Мы уедем!». Той же Украине надо бежать от России: зачем ей садиться на пикирующий бомбардировщик? И еще меня очень сильно интересует, почему моя страна ничего не создает? У меня есть ответ: ни одно православное государство ничего не создало. У меня на данный момент лучшая коллекция православных икон, но первые иконы тоже писались не в России, а в Византии. И мы еще говорим о каком-то особом пути для России... Путь у нас должен быть просто человеческий!

— Поэтому ваш предыдущий культурный проект был назван «Всегда другое искусство»? Кстати, Вы собрали роскошную коллекцию современного искусства. Смогли понять, в чем принципы успешного коллекционирования?

— А что такое успех, как его измерить? Давайте будем говорить о коллекционировании как виде деятельности. Самое главное в коллекционировании — правильно поставить цели и задачи. При этом надо учитывать, что если вы хотите собрать коллекцию, значимую для культуры, вы должны дать срез определенного времени. Как в химии: если вы решили собирать репрезентативную коллекцию элементов таблицы Менделеева, конечно, приятнее всего иметь в ней золото и платину, но вы должны включать в нее то, что вам может и не нравиться.

Когда я собирал свою коллекцию, я не знал, кто из авторов останется в истории искусства — и поэтому тоже. И я не избавляюсь от художников — если они попали в коллекцию, то все они будут жить в ней. Но надо отметить: я коллекционер не в классическом понимании этого слова. Я еще и созидатель. Так возникли проект Deisis с Константином Худяковым, проект «Россия для всех» с Дмитрием Гутовым — в них я являюсь автором. 1 ноября стартует новый проект в галерее «Триумф» под названием «Абсолютное оружие», который я финансирую. Также сейчас я спонсирую взрывной фотопроект с эротическим подтекстом, снятый молодым талантливым фотографом Федором Маркушевичем.
— Для вас на данный момент «Россия для всех» — самый приоритетный из проектов?

— Открытие выставки в Москве намечено на 2 ноября в Мультимедиа Арт Музее Ольги Свибловой. Приглашены такие уважаемые люди, участники проекта, как министр культуры Александр Авдеев, Дмитрий Гутов, Иосиф Кобзон, Марат Гельман, Валерий Газзаев, Светлана Сорокина, Айдан Салахова, Леонид Парфенов и другие. В Перми, где мы уже показали проект, нас встречали плакатами в духе «всем евреям явиться с драгоценностями на открытие выставки «Россия для всех». На «Эхе Москвы» был огромный резонанс, 90 процентов слушателей возмущались.

Как сказал Марат Гельман после проведения выставки в Нижнем Новгороде (вообще мы планируем прокатить ее по 20-ти городам): «Мы не сможем изменить мир, но после нашей выставки будет стыдно открыть рот и сказать, что Россия — для русских». Как только дело касается национального вопроса, давайте смотреть правде в глаза. Самое страшное оскорбление — это правда, как сказал Наполеон. Вдумайтесь в слова советской строевой песни: «И никто лучше нас не умеет смеяться и любить» — это же национализм чистой воды! Американцы не говорят, что они самые лучшие.

— Вы уехали в Америку в 1978 году. Сегодня у вас те же чувства по отношению к США?

— Есть такая поговорка: «Родину и родителей не выбирают». И если бы я выбирал как чистая душа, я бы никогда не выбрал Россию. У меня американское гражданство с 1994 года. Кстати, люди, которые навсегда решили порвать со своей родиной, а тем более их дети, лучше всего чувствуют себя в Америке. Только здесь вы можете ощутить себя человеком равных возможностей. В России все не так, и корни этого — недавно я до этого дошел — в православии, весьма недоброй религии. Какие самые процветающие страны? Протестантские. Развитой и цивилизованной страны среди православных государств нет. Великая страна — та, в которую все хотят уехать учиться, работать и жить, которой хочется гордиться. Когда у нас еврея, калмыка или татарина выберут на свободных выборах, без интриг, тогда это будет великая страна. И в этом смысле Америка — великая страна.
— Законодателем мод в сфере коммерции был не тоже не Иван, а, скажем, Чарльз Саатчи. Кстати, что происходит сейчас на обширном мировом рынке современного искусства? Может быть, вообще оно как товар — гигантский мыльный пузырь?

— Мне не кажется, что искусство — это мыльный пузырь. Когда-то кто-то с тем же непониманием смотрел на импрессионистов, как сегодня — на шедевры Кунца или Херста. Все, чего никогда-никогда в мире не было — это уже шаг вперед. Какие бы чувства это ни вызывало, как бы противно вам ни было. Эти художники поднимают до невиданных высот потолок человеческого мировосприятия. Как в высокой моде: есть туалеты, которые никто и никогда не заказал, но они — произведения искусства, которые показывают в музеях. Как бумажная архитектура или концепт-кары. Как-то общался я на выставке с серьезными людьми из тех, что с охраной. Они говорят: «Да так каждый ребенок нарисует». А я отвечаю: «люди, Шишкина и Айвазовского понимать много ума не надо». Хотя, если взять картину Исаака Левитана «Над вечным покоем»: там столько философии, что дух захватывает.

Меня часто спрашивают: «Почему у вас такой разброс в собрании — от икон XVI-гo века до Кулика?». Все потому, что древняя икона для меня такая же сакральная вещь, как «Черный квадрат» Малевича. Старое искусство я люблю как свою бабушку, которая умерла 30 лет назад. Она все, что могла, отдала и ушла. А новое искусство я люблю как свою младшую дочь. Я через нее развернут в будущее. Я не люблю слово «запрещать», но я бы в будущем воспитывал детей так, чтобы не показывать им до определенного возраста Шишкина, Васнецова и прочих классиков. Только современное искусство — contemporary art.

— Кстати, о воспитании: можно ли объяснить ребенку, чего в мире больше — добра или зла?

— Нет ни зла, ни добра. Можно сказать, что все зависит от восприятия. Знаете такой стишок? Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: папа, автомат Калашникова — хорошо или плохо? Мудрец ответит, что автомат — это может быть и хорошо, и плохо. Нужно воспитывать это восприятие. С самого детства надо преподавать уроки права, демократии.

— Согласны ли вы с древней мудростью, что счастлив тот, кто живет только настоящим, назад не оглядывается и в будущее не смотрит?

— Согласен только с тем, что не надо оглядываться назад, а вот вперед смотреть обязательно.

Текст: Аннэтэс Рудман
Источник: Night-Style, №10-11/2011

[версия для печати]