общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ВАЛЕРИЙ ХАРЛАМОВ, БАСК ПО МАТЕРИ

Тема: этноархив

статья

« вернуться к списку

Если вспомнить, кто именно из знаменитостей имеет баскское происхождение, получится солидный список. Попадут в него короли Наварры, «гнев Божий» — конкистадор Лопе де Агирре, основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола и борец за свободу Симон Боливар, драматург Жан Ануй, писатель Дюма-сын и даже экс-директор МВФ Мишель Камдессю. Однако для жителей нашей страны самым известным баском по-прежнему остаётся хоккеист Валерий Харламов.

Отец — Борис Сергеевич Харламов — слесарь-испытатель на московском заводе «Коммунар». Мать, по национальности басконка из города Бильбао, настоящее имя Арибе Аббад Хермане (Бегонита), в 1937 девочкой была привезена в СССР (в числе беженцев из охваченной гражданской войной Испании), с 1940-х годов работала на том же заводе токарем-револьверщицей. Борис и Бегония познакомились на танцах в клубе завода «Коммунар». В клуб Харламов пришёл вместе с испанским другом, которого знал до войны, а ушёл уже с девушкой. При этом оказалось, что девушка — коллега по работе.

Валерий Харламов родился в Москве в ночь с 13 на 14 января 1948 года. Борис и Бегония в тот день находились в общежитии завода «Коммунар». Ближе к ночи Арибе почувствовала, что начинаются роды. Срочно был вызвана заводская машина «скорой помощи», которая забрала её в роддом. Под утро у молодой пары на свет появился сын.

Сына назвали Валерием в честь Валерия Чкалова. Борис и Бегония не были расписаны из-за того, что у Бегонии был только вид на жительство. Только спустя три месяца после рождения сына они смогли официально пожениться. Позже в семье Харламовых родилась девочка, которую назвали Татьяной.

Среди спортивных детских увлечений Валерия Харламова были футбол и хоккей. Впервые он встал на коньки, когда ему было 7 лет. Отец часто играл на катке в русский хоккей за заводскую команду и брал с собой сына. Чтобы Валерий не мерз в неотапливаемых раздевалках, папа ставил его на коньки. В 1956 году, когда у испанцев, приехавших в 1937 году в СССР, появилась возможность вернуться на родину, вместе с матерью и сестрой Валерий уезжал в Испанию, где несколько месяцев жил в Бильбао и ходил там в школу.

В марте 1961 года Харламов заболел ангиной, которая дала осложнения на другие органы: врачи обнаружили у него порок сердца и поставили диагноз ревмокардит. С этого момента Валере запретили посещать уроки физкультуры в школе, бегать во дворе, поднимать тяжести, плавать и даже посещать пионерский лагерь.

Однако отец думал иначе. В 1962 году отец записывает 14-летнего юношу в хоккейную секцию на новом катке на Ленинградском проспекте (сделали они это тайком от матери, причем тайну удавалось скрывать довольно продолжительное время). В том году принимали мальчишек 1949 года, однако Валерий с его маленьким ростом выглядел столь юным, что легко ввёл второго тренера ЦСКА Бориса Кулагина в заблуждение относительно своего возраста. Харламов тогда оказался единственным из нескольких десятков мальчишек, кого приняли в секцию тренера Вячеслава Тазова.

Через короткое время обман вскрылся, но отчислять Харламова не стали, а просто перевели в группу начальника школы тренера Андрея Старовойтова, который занимался с ним около четырёх лет. Про здоровье мальчика тоже не забывали. Раз в три месяца отец с сыном посещали Морозовскую больницу, где Валерия обследовали врачи. В итоге его признали здоровым и Валерий стал серьёзно заниматься хоккеем.

Талантливого юношу начинали рекомендовать во взрослую команду ЦСКА, однако главный тренер армейского клуба и сборной страны Анатолий Тарасов поначалу не видел в юном Харламове серьёзных задатков и говорил, что главный его недостаток — малый рост. Ничем не выделявшийся в хоккейной школе ЦСКА юный Харламов блеснул в финальном турнире юниорского чемпионата СССР весной 1967 года в Минске. По замечанию игравшего в те дни вместе с ним Владимира Богомолова, Валерий проявил себя как нестандартный импровизатор, но в то же время трудолюбивый и играющий исключительно на команду. По приезде в Москву прямо на вокзале тренер спортшколы ЦСКА Виталий Ерфилов объявил Харламову, что его хотят попробовать в ЦСКА. Летом 1967 года Валерий прошёл сборы с командой ЦСКА в Кудепсте.
Постепенно Харламова стали подпускать к основному составу. 22 октября 1967 года он дебютировал в составе ЦСКА в Новосибирске в матче с «Сибирью». Армейцы легко выиграли 9:0, Валерий отличиться не смог. Больше матчей в начале сезона 1967/68 он не провел, а в ноябре, для «развития в себе игровой самостоятельности и усовершенствования обводки», его отправили во вторую лигу, в чебаркульскую «Звезду», армейскую команду Уральского военного округа. Как признавался главный тренер «Звезды» Владимир Альфер, он получил от Тарасова строгое указание: «Вы должны создать ему условия для ежедневных трёхразовых тренировок. В календарных встречах Валерий должен проводить не менее семидесяти процентов времени на льду независимо от того, как складывается игра».

Вместе с Харламовым в «Звезду» был отправлен молодой защитник ЦСКА Александр Гусев. За короткое время хоккеисты быстро освоились в команде и внесли в игру «Звезды» большой вклад: Харламов забросил 34 шайбы в 40 играх и стал любимцем местной публики, а Гусев эффективно играл на позиции защитника. Владимир Альфер регулярно информировал Тарасова о достижениях Харламова, а после личной встречи в конце февраля 1968 года на календарной игре ЦСКА в Свердловске Харламов был вызван обратно в Москву. Сыграв 7 марта в Калинине последнюю игру за «Звезду» (после которой команда получила повышение в классе), 8 марта хоккеист вернулся домой и в тот же день был вызван Тарасовым на тренировку ЦСКА. А дальше были звёздные годы, медали, великолепные игры в составе тройки Харламов-Петров-Михайлов.

И какая теперь разница, кто он по крови — испанец или русский? Главное — этот великий «малыш» прославил Россию и стал одним из её символов.

(По материалам прессы)
См. также: Вехи Валерия Харламова

[версия для печати]