общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ЗА СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО!

Тема: светское государство

обзор

« вернуться к списку

Известный экономист Михаил Делягин недавно сравнил действие, которое оказывают религиозные организации на общество с работой коллективного психотерапевта, который, в отличие от терапевта персонального, не может посоветовать пациенту ничего антисоциального.

Это видение общественной функции церкви очень близко к высказыванию Владимира Путина, сделанному им в прошлом году после митинга на проспекте Сахарова. Тогда премьер-министр вспомнил о почине президента США Франклина Д. Рузвельта, который в годы Великой депрессии еженедельно обращался по радио к согражданам. «Главная цель — общенациональная психотерапия, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне», — заявил Путин, правда, имея в виду не религиозные организации, а интернет, который используется пока «неэффективно».

Несмотря на то, что Делягин и Путин являются антиподами (если говорить об их политическом кредо или подходах к экономике страны), они оба убеждены в плодотворности психотерапевтической профилактики для населения. Более того. Риторика, которой сопровождается активное внедрение «традиционных конфессий» (и, в первую очередь, Русской православной церкви) во все стороны жизни страны, говорит о том, что мнение главы правительства и известного оппозиционера разделяет большинство чиновников. Именно как к психотерапевту, который ответственен за здоровый психологический климат в российском обществе, относятся к церкви и многие «эксперты», наблюдающие церковную жизнь со стороны и исходящие из неких идеальных конструкций типа «как оно должно быть».

Сегодня для настоящих экспертов, а не «говорящих голов», пережёвывающих фразы об «оплоте нравственности» и «духовной безопасности», совершенно очевидно, что дела обстоят с точностью до наоборот. Рекламный слоган, в который по инерции продолжают верить, оказался надувательством. Церковь уже давно не обеспечивает никакой безопасности или нравственности в стране, она скорее является миной замедленного действия, заложенной под эти устои. Коснёмся только одного направления, где РПЦ пытается особенно активно доминировать — школы.

С сентября этого года после многочисленных дебатов, экспериментов и пертурбаций, начнётся преподавание «Основ религиозных культур и светской этики». Так называется предмет, который активно лоббировала РПЦ и поддерживающая её группировка в органах госуправления. Хотя предмет разделён на модули («православие», «ислам», «буддизм», «иудаизм», «основы мировых религиозных культур» и «светская этика»), которые родители должны добровольно выбрать для своего ребёнка, налицо жёсткая сегрегация. Почему в этих модулях представлены только «традиционные» религии, и то не все? Что, если родители — «свидетели Иеговы», которых в нарушение всех международных норм у нас иначе, как «сектанты» не называют? Или кришнаиты? Или придерживаются родноверческих неоязыческих воззрений? Таким образом, авторы этого курса с 4-го класса делят детей на приверженцев «традиционных» религий и «нетрадиционных», на верующих и неверующих или верующих, но не так, как большинство.

Получается, что прежде, чем маленький человек узнает о том, что существует та или иная религия, узнает нечто об этой самой религии, он уже (в лице своих родителей) должен сделать выбор в пользу какой-то одной. Я не говорю о специфике детского менталитета в этом возрасте, об игровой и неформальной подоплёке подобного разделения. Если на детей и подростков оказывало влияние, кто в каком районе города живёт, или — как теперь, — кто к какому народу принадлежит, то зачем вводить ещё один никому не нужный водораздел, да ещё в таком нежном возрасте? «Получится, что младшеклассник, который раньше и не задумывался, какой национальности и веры его сосед по парте, теперь очень даже задумается, — пишет Наталья Иванова-Гладильщикова. — Это сильно упростит задачи экстремистских националистических организаций: раньше они начинали вербовать своих членов ближе к 18-ти, а теперь начнут почти с колыбели».

Впрочем, так ли уж «никому не нужный»? Основной выгодополучатель не скрывается. «Лишним аргументом в пользу того, что предмет этот был задуман именно РПЦ и именно как идеологический, является то, что христианский модуль ограничивается «православием». По идее, он должен был бы включать христианскую культуры в целом — и католицизм, и протестантство, и старообрядчество...», — замечает та же Н. Иванова-Гладильщикова.

Но РПЦ-функционеры и их друзья в образовательных ведомствах борются за претворение в жизнь совсем других идей. Их цель, которую они провозглашали неоднократно — возвращение в школы Закона Божия. Получая в течение почти 20 лет более-менее активный отпор в России, эта идея продолжает продвигаться православным духовенством на соседнем «полигоне» — в Украине. Главным сторонником её выступает находящийся в юрисдикции Московского Патриархата, предстоятель Украинской православной церкви, митрополит Владимир (Сабодан).

Из всего этого можно сделать только один вывод: Московский Патриархат заботит отнюдь не безопасность страны, а собственное доминирование на религиозном поле, которое он готов обеспечивать любыми способами, любыми методами. В принципе, речь идёт ни о чём ином, как о православном шовинизме (или даже фашизме, о котором Зоя Крахмальникова предупреждала нас ещё в 1990-е годы). Речь идёт о статусе «альфа-религии», который РПЦ приобрела с помощью своих тайных и явных сторонников в правительстве.

Здесь имеет смысл напомнить о заявлении нынешнего патриарха, тогда ещё митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, сделанном 23 сентября 2002 г. на пресс-конференции во время 8-го Международного фестиваля теле- и радиопрограмм «Радонеж»: «Мы должны вообще забыть этот расхожий термин: многоконфессиональная страна: Россия — это православная страна с национальными и религиозными меньшинствами. Потому что все статистические исследования, которые проводятся в нашей стране дают совершенно ясную картину — наличия религиозных меньшинств и абсолютного православного большинства. Кстати, вот иногда мы робко говорим о том, что да, вы знаете, вот может и не надо включать при переписи графу «вероисповедание». А я считаю, что надо было бы включить. И, раз и навсегда, положить конец всем этим спекуляциям о многоконфессиональности. Если у нас 4-5% мусульман (вот какая статистика), так это же не многоконфессиональность, — это меньшинство». То же самое было повторено им в 2006 году в интервью екатеринбургской газете.

Как можно скреплять межнациональное и (во многом пересекающееся с ним) межконфессиональное согласие в стране, попросту отрицая его и навязывая остальным собственную конфессию как основную? К чему ведёт разделение на религиозное «большинство» и религиозные «меньшинства», которому вообще не место в светском государстве, коим является Федерация? Иногда, когда слушаешь речи высших иерархов РПЦ, складывается впечатление, что в стране произошёл государственный переворот и основные конституционные принципы больше не играют никакой роли.

Может, так оно и есть, просто мы пока не осознали это? Теория о церкви-«психотерапевте», на которую опирается Михаил Делягин, явно устарела. Не РПЦ должна лечить общество, а общество должно ограничить себя в общении с этим «больным», который в последние годы демонстрирует признаки буйного помешательства. И реакция родителей на «Основы религиозных культур...» — убедительное тому подтверждение. Когда им перечислили возможные модули этого предмета (см. выше), большинство родителей — 42% — выбрало «основы светской этики».

Голосование, которое провело сообщество «Россия для всех» в социальной сети Facebook также ставит под сомнение излюбленный тезис о «православном большинстве», готовом аплодировать любым инициативам, которые предпринимает руководство РПЦ в социальной сфере.

Нами был предложен следующий опрос:

Конституция РФ отделяет церковь от государства.
В какой России вы хотели бы жить?


Первый вариант ответа:
«В православной — оставьте Церковь в покое!».

Второй:
«В светской, по закону — место Церкви в храмах».

С первым ответом согласились 10 517 пользователей, со вторым — 25 798. Поскольку основной состав Facebook не анонимен, но фигурирует под своими собственными именами, можно заметить, что 2-й вариант избрали не только люди исповедующие иную религию, чем православие, но и значительная часть христиан, принадлежащих к РПЦ. В процентном отношении эти цифры соответствуют 29% и 71%. Интересно, что то же количество — 29% — избрали «православный» модуль для преподавания «Основ...». Собственно, это и есть реальный показатель «большинства», лояльного ко всем зигзагам политики руководства РПЦ (не путать с православной религией как таковой!).

Клерикалы пугают верующих «светским государством», ставя знак равенства между ним и государством антирелигиозным, безбожным, однако всё больше людей понимают, что это попытка выдать ложь за правду. В светском государстве не отрицается ни одна религия, если только та не толкает своих адептов к правонарушениям. В то же время, такое государство ставит мощный заслон между «психотерапевтами» (а на самом деле манипуляторами) и сознанием масс. Если мы хотим жить в здоровом психологическом климате, заботимся о подрастающем поколении и идеологической безопасности, то должны начать бескомпромиссную борьбу за возвращение к нормам светскости.

[версия для печати]