общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

МИГРАЦИЯ В РОССИЮ ИЗ СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА — ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Тема: миграционная политика

доклад

« вернуться к списку

Выступление Президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского на Круглом столе «Мигранты в России: свои и чужие», 22.11.2011.

Давайте я попытаюсь, как любитель вульгарных версий, поговорить по некоторым вопросам по заявленной теме, о миграции в Россию с Ближнего Востока. Послушав коллег, я понял, что есть некоторые другие интересные темы. Собственно говоря, есть некоторый опыт в регионе, которым я занимаюсь, во-первых, и некоторый опыт, который есть у меня лично, во-вторых, потому что кому, как не евреям, знать, что такое миграция. Мы уже несколько тысяч лет мигрируем, и существуют определённые проблемы, которые не вчера и не под выборы 2012 года пошли, и на них наша нация всем корпусом напарывается не одно тысячелетие. Ну, давайте по порядку обо всём поговорим. 

Во-первых, идею о том, что надо бы сделать это или надо бы сделать то, обсуждать бессмысленно до той поры, пока не поставлена проблема. Мы говорим о том, как стране сделать хорошо, или как под выборы получить голоса и провести ту или иную партию в парламент? Это разные вещи. Потому что если как стране хорошо, то надо перестать быть политиком и стать государственным мужем. А если для выборов в парламент, после которых вы можете пилить бюджет и заниматься другими приятными вещами, тогда какая разница, как там стране будет хорошо. Есть старая поговорка: качества, которые нужны, чтобы быть хорошим президентом Соединённых Штатов, противоположны качествам, которые нужны, чтобы стать президентом Соединённых Штатов. Что мы, собственно, по этой стране и видим. Но не только Соединённых Штатов.

Россия и мигранты — достаточно бессмысленная тема, потому что тут все мигранты. Совершенно невероятный корпус питерских, которые оккупировали всё в Москве. Гриша, это не про тебя. Раздражает больше Кавказ, существенно больше Кавказ, потому что чего там эти несчастные выходцы с Кавказа с бытовыми проблемами. Вы тут найдите списки, перечислите, где ещё кто-нибудь откуда-нибудь. Случайный Собянин из Тюмени. Вопрос: вот мы тут все одинаковые, три поколения в одной стране? Ничего подобного. Три поколения в одной стране, конечно, но в этой стране, что в Советском Союзе не признавалось, были колоссальные разницы в поведенческих механизмах, в социумах. Это не была одна страна, это теоретически была одна страна. А тётушка моя, которая после войны была в городе Ашхабад, рассказывала, что главная проблема — это самосожжение вдов. Это дало некоторое понимание, что это не одна страна. Неважно, что было написано в паспорте.

Да, мы все родились в Советском Союзе, но гигантская разница между городской интеллигенцией неважно какой национальности и представителями патриархальных социумов, которые приехали сейчас в Москву, и мы с ними в таком количестве никогда не сталкивались. Есть такая проблема, действительно, есть такая проблема. Потому что в каких-то местах нашей страны работорговля, например, что на Ближнем Востоке принято, совершенно нормальна, в том числе и на территории сегодняшней Российской Федерации. Это не надуманная проблема. Только там продавали и покупали работников неофициально, этот так называемый бич и в Средней Азии, и в Чечне и существовал. И очень часто люди сталкиваются с проблемой не того, что у людей не тот паспорт, а с тем, что у людей культура поведенческая диаметрально противоположна, например, обычаям в Москве. Община приезжает сюда с этими стереотипами, с этим механизмом.

Ещё одно. Мы очень часто теоретизируем на тему «Запад-не Запад», как там мультикультурализм развивается. Я занимаюсь тем, что представляют из себя диаспоры с Ближнего и Среднего Востока на Западе — в Германии, Франции, Англии. Не вопросами, связанными с тем, есть ли пиво в магазине или нет, а вопросами этнической преступности, вопросами замкнутых кланов, наркоторговля, как развивается исламский экстремизм, по каким ниточкам мы идём, как это развивается с 60х годов. Понимаете простую вещь: в России развивается ровно то же самое. Это совершенно объективные причины, не то что «они хорошие» или «они плохие», но мы все разные.

Существует традиция так называемых торговых меньшинств, существует традиция других меньшинств. Если хотите, еврейская мафия, которую я хорошо знаю по всему миру, существует одно поколение, а после этого дети всех этих бандитов идут в колледжи, а внуки — в университеты. Итальянская мафия существует поколенчески, потому что этот бизнес передаётся детям и внукам. Надо представлять себе, что такого рода катастрофа, которая была на наших глазах зафиксирована на Манежке, в нашей стране не в первый раз. Более чудовищного, чем приезд миллионов евреев в коренные губернии из-за черты оседлости в 20-е годы, представить себе нельзя. Читайте, что на эту тему писали в эмиграции и что на эту тему писали внутри. Но нет же еврейского криминального мира — все как-то перетекли в другие сферы.

Поэтому нам надо смотреть на какую-то реальность, понимать, что России просто не будет без миграции, как её без миграции и не было. Давайте Екатерина не приглашает немцев, или пусть сюда вообще не заходят калмыки, пусть идут обратно на границу между Монголией и Китаем, а та самая Русь отправится обратно в Швецию, откуда она, собственно говоря, и приплыла. Тоже мне, большая историческая разница между нашей страной и всей Европой тогдашней: Королевство обеих Сицилий те же люди строили, только они были норвежцы. И что у нас тогда будет? Тогда и славянских не останется, это вообще территория балтских народов.

Я могу назвать одну известную мне лично территорию, на которой сидят только коренные, и мигрантов там нет. Одну в мире. Эта территория — внутренние горные области острова Новая Гвинея. Самая древняя земледельческая цивилизация планеты — она возникла примерно во времена Иерихона, где-то 11 тысяч лет до нашей эры. Абсолютно такого же уровня земледелие, это был прогресс, лучшие в мире полированные каменные топоры там и сегодня — никаких мигрантов, кто сидел в долине, те и сидят. Самое большое в мире разнообразие языков в связи с этим. Если это — пример развития, то можно пойти и тихо застрелиться, забыв о стране, которая вообще-то от Атлантики до Тихого океана, потому что это бессмысленно.

Нам, строго говоря, нужно не 15 миллионов мигрантов, учитывая депопуляцию, чтобы страна уцелела, а, может быть, миллионов 50. Мигрантов надо привлекать, надо фильтровать их профессионально. Нужно заниматься вопросами языка, потому что если они начинают говорить по-английски, то они американцы, если они начинают говорить по-русски, то они, безусловно, русские, если вы не видите в этом никакого этнического племени, а видите нечто большое. Дальше вопрос, где и как их расселять. Можно это сделать на государственном уровне. Опять-таки это не удастся, потому что любой мигрант — это дойная корова.

История о том, как потомки русских переселенцев вот сейчас из Парагвая по программе эмиграции пытались к нам приехать и напоролись на отечественных чиновников, это всё понятно. И государство в данном случае по определению не может ничем управлять, потому что чиновник думает о распиле бюджета. А президент, который меняет свою точку зрения на проблему, как часы, твёрдую и последовательную политику провести не может. На эту тему есть политика Екатерины II, Александра II, что изобретать-то, это всё есть. У вас есть уйма населения, которое надо русифицировать — ну занимайтесь этим. У вас есть проблема ксенофобии — заниматься этим надо. В конце концов, тоже мне проблема — Манежка. В годы моего детства вы из Филей или с Арбата зашли ко мне на нынешнюю площадь Победы или к ним на Фили — а чего это вы там делаете? Могли и насмерть убить. Это нормально, чужих никто не любит, даже если это с соседнего двора или из соседнего квартала. А людей, говорящих на чужом языке, вообще никто не обязан любить.

Существует израильская модель, где тоже никто никого не любит: про русских говорят «марокканские евреи», про них самих — «йеменские евреи», про всех остальных — арабы. Ну, это отдельная тема. То же было и в США, тоже никто никого не любит. Поэтому мы здесь пытаемся изобрести велосипед. Спекуляции на тему того, надо ли нам национализм собирать под парламентские выборы, или надо, наоборот, сыграть на том, что мы бьёмся с национализмом, а реально о мигрантах никто не думает. Ещё раз повторяю: есть реальные этнические группировки, скажем, из Таджикистана, есть много чего ещё. Вот с этим и надо работать.

У нас есть две модели на этот счёт. Модель №1 — плавильный котёл. Это Израиль. Она работает, плохо или хорошо, но работает, причём с круговоротом людей в природе. Вам вовсе не обязательно биться за то, чтобы все люди, которые к вам приехали, получили ваше гражданство, им выписали у вас паспорт: если они здесь работают и приносят пользу — это замечательно, значит, они строят вашу страну. Совершенно неважно, это итальянец Россини, датчанин Эрик или, не дай бог, израильские менеджеры, которые нас учат сейчас в России. Вторая модель — это отходники: приехал, прав не имеешь, живёшь как скотина, уехал. Это модель зоны Персидского залива. И это не наши проблемы, вот там действительно проблемы. Когда у вас в ОАЭ 5 миллионов населения: 1 млн коренных и 4 млн некоренных. Вот это действительно проблема. И никакой ассимиляции тут не существует, люди живут как на вулкане. Старая римская поговорка: имеешь рабов — имеешь врагов. Вплоть до того, что в Эмиратах люди вынуждены сейчас даже наёмные войска содержать, потому что понятно, что надо набрать европейских наёмников.

В Российской Федерации существует с Ближнего Востока несколько сотен тысяч выходцев. Ну, наша статистика немного гуляет, я посмотрел, что там написано: по арабам она точно не соответствует, по иранцам более-менее соответствует, по евреям тоже соответствует. У нас существует около 80-100 тысяч человек-выходцев из Израиля, которые работают сегодня в России менеджерами, бизнесменами, сотрудниками корпораций и другими квалифицированными рабочими. Потому что не просто не хватает рабочей силы — я это вам говорю как крупный работодатель с несколькими тысячами людей, — а, конечно, руководителей корпораций. Невозможно найти квалифицированного строгальщика в Московской области, привожу иностранного рабочего. Это проблема.

Я не говорю сейчас о менеджерах серьёзных, я про металлургию просто не говорю, из каких стран приходится забирать и где обучать людей, способных работать на прокатных станах. Мы говорим об этом постоянно с нашими коллегами, у которых заводы типа Магнитогорского комбината, где дикая проблема. Не то что квалифицированных, но и среднеквалифицированных, даже низкий уровень квалификации, но какой-то уровень — это уже проблема, работодатели с ней сталкиваются. То же самое касается финансистов, юристов, консультантов, не бизнес-консультантов, а тех, кто способен делать что-то на рабочем месте за разумные деньги, а не за безумные. В этом смысле без мигрантов нам не обойтись никак, надо привлекать их всячески и всячески стараться обустроить.

В совокупности у нас 200 курдов, арабов очень много, в общей сложности сидит около 200 тысяч человек. В основном это торговля, но я не говорю это в качестве минуса, потому что сфера услуг крайне важна. Наверное, больше 10-15% промышленность в развитом государстве быть и не должна, 2-3% в сельском хозяйстве, всё остальное — сфера услуг. Существует проблема с криминальностью, с наркоторговлей, существует по нашему направлению (с китайцами этого нет, а с Ближним Востоком есть) проблемы с межконфессиональными отношениями. Это надо решать, не заигрывая с так называемыми лидерами общин.

Вот у нас на «Проспекте Мира» несколько десятков тысяч человек, которые организуются, на самом деле, по чисто политическим причинам и ничего общего с нуждами мусульман особенно не имеют. А дальше или власть проснётся или постепенно эволюционирует и начнёт постепенно решать эти вопросы, или эти вопросы будут решаться без неё. Я большой противник каких-то эсхатологических причин. Страна живёт так, как живёт, государство думает, что оно ею руководит, население в общем благожелательно эту иллюзию носит.

Стенограмма доклада на Круглом столе «Мигранты в России: свои и чужие», 22.11.2011.

Источник: Фонд Егора Гайдара

[версия для печати]