общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

РЕЛИГИОЗНАЯ КОРРУПЦИЯ. ЧАСТЬ I

Тема: светское государство

статья

« вернуться к списку

Многотысячные митинги, прошедшие в декабре 2011 года во многих регионах нашей страны, оживили дискуссию о тенденциях «демократических реформ» в современной России. Увы, итоги более чем двадцати лет реформ выглядят вовсе не оптимистическими.

Сырьевое «проклятие» России и коррупция

Налицо едва ли не полный разрыв между обществом и властью, сопряженый с массовыми нарушениями прав человека, катастрофическим снижением эффективности управления, зависимостью от сырьевого сектора экономики, увеличением разрыва между богатыми и бедными. Фактически речь идет о стагнационном сценарии для социально-экономической сферы и окончательном превращении России в «сырьевое государство», главным образом «нефтегазовое». Так как подушевой углеводородный экспорт не высок, даже не смотря на значительный физический объем, то о «сырьевом счастье» речь вообще не идет. Впору говорить о «сырьевом проклятии»...

При этом коррупция выступает общим знаменателем пороков российской политики и экономики. Коррупция есть во всех странах, но в странах «демократического транзита», к которым до недавнего времени относилась Россия, она является настоящим бедствием. Непосредственно воздействуя на механизмы государственного управления и на большинство экономических процессов, коррупция приводит к вырождению власти в инструмент преступной эксплуатации гражданского общества, становясь основным препятствием на пути развития страны.

Латинский термин corruptio означает «подкуп», «порчу», «упадок», предполагая расширенное понимание и применение термина коррупция. В Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией говорится, что «коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях». По данным международной организации Transparency International (ТI), Россия многие годы числится среди лидеров списка самых коррумпированных стран мира. За последний год она спустилась со 143-го на 154-е место из 178 стран с индексом в 2,1 балла.

Есть все основания считать коррупцию фактором системного кризиса, поразившего государственность современной России. Однако, коррупция — феномен сложный и многоуровневый. Она проявляет себя от мздоимства работников ГИБДД (на дорогах) и до «беловоротничковой» «элитно-властной» (на «верхних этажах» управления государством). Наибольшую опасность для России представляет элитно-властная коррупция в высших эшелонах государственной власти.

Религиозная коррупция? Не слыхали...

Область отношений государства с религиозными объединениями, связанная с упомянутым верхним уровнем управления государством, на предмет проникновения коррупции, исследована крайне слабо. В научном сообществе никто пока не пытался анализировать предпосылки возникновения религиозной коррупции, её формы, характеристики, содержание, влияние. Тем не менее, эта крайне деликатная тема нашла поверхностное отражение на страницах периодической печати. В основном речь шла о получении в1990-е годы прошлого столетия Русской православной церковью Московского патриархата (РПЦ МП) от Правительства России льгот на беспошлинное получение табака и спиртного и извлечение прибыли от их продажи.

Николай Митрохин в своих публикациях, посвященных теневой экономическй деятельности РПЦ МП, кроме «гуманитарных» табака и спиртного, упоминает о льготной растаможке широкого списка товаров из Белоруссии, экспорте нефти и нефтепродуктов, экспортных квотах на рыбу и морепродукты, нелегальное производство и продажу золотых изделий, а также масштабных финансово-политических операциях с ценными бумагами. Научная неразработанность указанной проблематики имеет значение не только в контексте академической работы. Её прямым следствием является отсутствие правовой оценки, которая ведёт к усилению деструктивных процессов, а также провоцирует заинтересованные попытки закрепить религиозную коррупцию законодательно, в качестве государственной политики, подразумевающей необратимость.

Профессиональные исследователи и отчасти борцы с коррупцией в лице руководителей формально независимых фонда ИНДЕМ Георгия Сатарова и российского отделения международной организации Transparency International Елены Панфиловой также уклонились не только от разработки, но даже от каких-либо публикаций по проблематике коррупции.

Создатель антикоррупционного проекта «РосПил» Алексей Навальный также склонен не замечать коррупцию в отношениях государства с религиозными объединениями. Более того, в январском эфире на «Эхе Москвы» А. Навальный отметил главенствующую роль православия и, что мол «не нужно самих себя обманывать, пытаясь стоять на позициях абсолютного равенства». А 18 января 2012 года в храме Святителя Николая на Трех горах произошёл «познавательный и продуктивный» разговор антикоррупционера с главой ОВЦО РПЦ МП Всеволодом Чаплиным. В общем, ожидать появления проекта А. Навального с условным названием «Государственно-конфессиональный РосПил» пока не приходится.

На государственном уровне и подавно считают, что любые разговоры на «эту тему» могут нарушить картину «симфонии» государства с РПЦ МП, являющейся «культуро- и государствообразующей конфессией», главным «хранителем духовности и нравственности». А значит, и поколебать особую, отводимую властью, роль РПЦ МП в политической жизни России. Вряд ли при таких условиях Национальный план противодействия коррупции (2008, 2010), ФЗ «О противодействии коррупции» (2008), Национальная стратегия противодействия коррупции (2010) могут нарушить сложившиеся особые отношения власти и «избранных» конфессий.

Религиозные организации и конфессионально ориентированные структуры, тем более не готовы затронуть столь «щекотливую» тему. Они совершенно обоснованно не желают «ссориться» с властью и быть обвиненными в нарушении «симфонии», «межконфессионального диалога», а то и в разжигании «религиозного экстремизма», угрожающего «духовной безопасности» страны. Если системная борьба с коррупцией в России вызывает скепсис, то применительно к отношения государства с религиозными объединениями, граничит с невозможным.

«Духовность» против Конституции

Крайне сложно выявить и обосновать наличие коррупционных деяний в тех феноменах, которые сложились исторически и по инерции продолжают считаться «государствообразующим» фактором России. Российские власти в отношениях государства с религиозными объединениями опираются на идеализированные дореволюционные представления. Этим созданы предпосылки для разложения конституционного принципа светскости государства (ст. 14) и построения «православного государства» на базе РПЦ МП.

Известно, что без чуткого контроля, а когда надо, и подавления мировоззренческой сферы не обходился ни один тоталитарный режим, ведь свободные и независимые религиозные институты представляют угрозу неограниченной власти. Власти предержащие любили и умели «скрещивать» политику с религией для своей пользы. История знает крайне мало случаев, когда власти не находили общего языка с религиозными лидерами. В большинстве своих представителей духовенство осознавало «пользы» подобных отношений, обретало нужную «гибкость», оправданную необходимостью «выживания церкви». Лицо современного государства и современного мира в весьма значительной мере определяется этим противоестественным «симбиозом».

Российская история также сохранила немало свидетельств использования Церкви для укрепления авторитета и централизации власти. Как это ни покажется странным, введение христианства князем Владимиром, и политику «казённого атеизма», проводившуюся советской властью, объединяют позывы текущей политической нужды, подавление свободы совести, навязывание мировоззренческого выбора. В этом смысле правители постсоветской России недолго оставались оригинальными: период религиозной свободы оказался коротким, а «демократический транзит» так и остался транзитом. Как бывало и раньше, все свелось к тому, чтобы превратить религию в некий «моральный базис» для актуальной политики.

Однако, несмотря на единство целей (удержание власти), прикладные методы религиозной политики «мутировали». Правители «встающей с колен» России XXI века попирают конституционные принципы свободы совести (ст. 28) и светскости государства (ст. 14) во имя «духовности», «нравственности» и прочих «традиционных» ценностей. Вскоре после распада СССР, начались сначала разговоры о необходимости заполнения «духовного вакуума», возникшего после прекращения работы идеологического отдела ЦК КПСС. В результате выбор власти пал на РПЦ МП.

По президентской схеме

С начала 1990-х по нарастающей идет явная (прямое финансирование, передача недвижимости) и неявная (льготы, квоты и т. п.) передача государственных ресурсов Московской патриархии. Последняя, поддерживает власть и постоянно делится с ней своим высоким авторитетом. Ритуальная практика религиозной политики оттачивалась на наших глазах. Если окружение Бориса Ельцина со свечами в храме смотрелись по ТВ довольно нелепо (за что их прозвали «подсвешниками»), то телекартинка верующих Путина и Медведева смотрится более выверенно.

Реальные «богоугодные дела» нынешних правителей России говорят за себя сами. Имеются факты многомиллиардной передачи Владимиром Путиным государственной недвижимости и бюджетного финансирования РПЦ МП. Гламурный «местоблюститель» поста президента Дмитрий Медведев великолепно смотрелся не только со свечкой в православном храме, но и в компании с «традиционными» религиозными лидерами. Он регулярно призывает бороться с проникновением в страну «опасных и вредных доктрин», лично проявляет заботу о моральном состоянии общества, дарит верующим ценные иконы, оказывает помощь в восстановлении церковных объектов и многое другое.

Так, 14 сентября 2011 года Д. А. Медведев подписал Указ Президента РФ №1197 «О праздновании 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского». По информации «Российской газеты» для реализации указа Федеральной целевой программой предусмотрен бюджет в 21 миллиард рублей!

А в ноябре 2011 года патриарху РПЦ МП Кириллу (Гундяеву) были предоставлены помещения для проведения официальных мероприятий в Московском Кремле. Следует также напомнить, что с 11 января 2000 года глава РПЦ МП имеет государственную охрану. ФСО охраняет патриарха по указу В. В. Путина, который принял это решение еще будучи в ранге и. о. главы государства. До этого, с 1993 года, эту функцию выполняло ГУВД Москвы. В апреле 2010 года издание «Аргументы недели» сообщило об изменении схемы охраны Патриарха Кирилла: если Алексия II (Ридигера) охраняли по схеме номер три (машина ФСО и сопровождающие сотрудники), то нынешнего главу РПЦ Кирилла (Гундяева) охраняют по президентской схеме (работа на маршруте движения, на месте пребывания, на отходе, плюс сопровождение — всего в охране патриарха задействовано более 300 сотрудников) [1].

Значительные средства из бюджета РФ выделяются для ремонта и строительства объектов РПЦ МП за рубежом. Например, осенью 2011 года российские власти выделили десять миллионов долларов на реставрацию Сергиевского подворья в Иерусалиме, сообщает 28 ноября «Интерфакс-религия». А в ноябре 2011 года стало известно, что храм РПЦ МП в центре Парижа возведет французская компания также на средства, выделенные из бюджета РФ. Если этого показалось мало, то еще в 2009 году было принято решение о массовом преподавании конфессионально ориентированных дисциплин в школе и введении института военного духовенства в вооруженных силах России.

Избранные и отверженные

В противовес «прянику» для РПЦ МП (и отчасти другим «традиционным» конфессиям), для не вписавшихся в новейшую кремлевскую «симфонию» полагается «кнут». Растёт ксенофобия, нетерпимость, дискриминация по мотивам религии или убеждений, насилие на их почве. Недостоверная и порочащая информациия о деятельности религиозных организаций в последние годы проявляется не только в конфессиональных, но и в государственных СМИ.

Все чаще религиозная ксенофобия и насильственные акции санкционируются силовыми структурами государства и инициируются прокуратурой. Как правило, предлогом религиозных преследований служит борьба с «религиозным экстремизмом», «исламским терроризмом», «ваххабизмом», «сектами». Неправомерные (если не сказать преступные) действия силовых структур не выдерживают никакой критики. Полицейские регулярно врываются в культовые сооружения и дома верующих различных конфессий, оскорбляют, угрожают, избивают людей, не совершивших никаких противоправных деяний.

Нежелание привести государственную политику в соответствие с Конституцией РФ и силовое «рефлексирование» власти на Северном Кавказе и в других регионах России влечет массовые нарушения прав человека. Оно уже создало угрозы безопасности личности, общества, государства. Приходится констатировать, что отношения современного российского государства с «избранными» религиозными объединениями подвержены коррупции, грубо противоречат Конституции России и выступают весомым фактором деградации государства, сокрушительного поражения демократических принципов и институтов в современной России.

Таким образом, то, что в дореволюционной России считалось идеологической опорой режима и «симфонией», в современных условиях следует называть коррупцией. Соответственно под коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями следует понимать злоупотребление властью (действие или бездействие) в своих корыстных интересах или в корыстных интересах других лиц и групп, связанное с использованием публичных ресурсов, в рамках «специальных» отношений государства с религиозными объединениями. Так как системообразующим фактором является коррупция верхушечная (государственная политическая электоральная), то главной стороной является «должностное лицо», «государственный служащий».

[1] Замуруева И., Тропова Е. Церковь не отделена от государства. Фальсификация выборов в Госдуму поставила РПЦ МП перед дилеммой: встать на сторону власти или гражданского общества // BFM.ru. 12 декабря 2011.

Текст: Сергей Бурьянов

Продолжение следует

[версия для печати]