общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

МИГРАЦИЯ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ УРБАНИЗАЦИИ

Тема: миграционная политика

доклад

« вернуться к списку

Если на какой-то проблеме заострять внимание, то проблема будет неизбежно возникать в головах у людей. Есть такое свойство психологии, интересный феномен. Если говорить о классовой борьбе, то она, конечно, обострится. Если говорить о межнациональных отношениях, которые все более и более обостряются, то какая-то часть людей все более и более этим озабочивается.

Я хотел бы просто вспомнить нашу историю. Вот XX век прошел у нас под знаком урбанизации. Процесс урбанизации нивелирует и нации и народности, и способствует слиянию всех культур. Некоторые факты.

1917 год. Не так уж много времени прошло. 90% населения — это крестьянская страна, крестьянская. И только 10% горожане. Но какие именно это горожане? Когда начался кризис, половина населения Москвы — из двух с половиной миллионов — просто уехала обратно в деревню. И в 1921 году в Москве осталось около миллиона человек, а в Питере около 700 тысяч. Все просто по деревням разъехались. А в городах держали коров. Была абсолютно крестьянская страна. Теперь смотрим по национальному составу той же Москвы на 1917 год. Практически, 92-94% населения — этнически русские. Уже тогда русских определяли не только по православию. 

Далее, 1941 год. Начинается Москва с двух миллионов двухсот тысяч в 1914-м году, накануне Первой мировой войны, проходит какой-то промежуток времени и к 41-му году в Москве практически пять миллионов человек. Колоссальная урбанизация, колоссальные миграционные процессы, которые нам в принципе не снились.

Говорят, что сейчас миграционный наплыв, миграция и прочее. Вот тогда наблюдалась настоящая миграция, связанная с тем, что крестьянство ехало в города, и рождаемость была повышенная. Национальный состав, например к 1941 году: 6% населения Москвы это евреи этнически, около 8% — татары, остальные — разные другие народы, процентов 85 — этнически русские. Причем, это татарское население и еврейское население — совсем не то, которое появилось спустя 20-30 лет в силу обучения в общих школах по единым программам. Еврейское население в значительной степени говорили по-русски совсем не так как сейчас. Это были выходцы из местечек, со своей культурой, абсолютно другой культурой. Татарское население — тоже выходцы из деревень.

Вспоминаю, например, фильмы 1930-1940-х годов. Там очень много людей, интеллигенции, ходит в тюбетейке. Я всё думал, откуда это взялось? У меня дома тюбетейки у дедушки лежали. А потом я понял: это просто взаимослияние народа и культур. Много народа приехало в тюбетейках, халатах. И в 30-е годы это было нормально, а потом рассосалось.

Межэтнические конфликты, кстати, в 30-е годы тоже происходили. И государство жесточайшими методами, эти вещи нивелировало, потому что можно было представить, что произошло в крупных городах, если бы межэтнические вопросы стали бы подниматься. И межнациональные конфликты, хотя и существовали, не приняли форму межнациональных столкновений.

Теперь я о российской, русскую культуре. Русская культура — общинная. «Свой» это тот, кто рядом со мной живет, тот, кто живет в моем дворе, в моей деревне, я на его национальность не обращаю внимания. При одном условии: если это добропорядочный гражданин и мы вместе, в одном строю, в одной фаланге стоим. Как ситуация с Багратионом и другими замечательными людьми — вместе воюем, вместе сражаемся, вместе строим, значит мы все вместе, мы едины, мы — община. Во многих других этносах превалирует кровнородственная психология: свой это тот, кто из моего рода, а не тот, кто вместе со мной живет. Это немного другая психология, потом она опять переходит в общинную психологию, и эти вещи они многое объясняют — и в нашей национальной психологии, и в том, что происходит.

Сейчас продолжается процесс урбанизации. В основной части Российской Федерации, процесс урбанизации в чем-то завершился к 1985-84-му году. Посмотрите состав города и деревни: 20-25 процентов населения — это сельская местность, что по переписи 89-го, что по нынешней переписи. А остальные города, крупные и средние, продолжают расти. На Северном Кавказе процессы урбанизации запоздали, та же самая ситуация со Средней Азией. Потому что среднеазиатские города в значительной степени это были города с русским населением и с людьми русской культуры. Они так создавались, в 20-е, 30-е, 40-е годы. В силу разных причин русское население из среднеазиатских городов в 90-е годы частично выехало. И на их место поехало население сельской местности. И это же население сельской местности, из деревни ехали в крупный город, мелкий; кому повезет — ехали в Москву. Везде примерно одна и та же ситуация.

У нас осталось единое экономически пространство, несмотря на все границы. И мы и английские специалисты проводили исследования. К примеру, киргизы не воспринимают, что у них отдельная страна. Они рассуждают: куда поедем — поехали в Москву, в Россию. Так у вас своя страна! Какая у нас своя страна? У нас общая страна, мы поехали на заработки.

Что касается адаптации эмигрантов. Адаптация идёт очень активно. Да, люди плохо знают русский язык, особенно люди из сельской местности. Но они стремятся к знанию русского, потому что понимают — это их конкурентное преимущество. Проводили исследование, например, по Москве. 85 процентов людей на вопрос «в какую школу отдадите своих детей: в национальную или общую?», ответили «конечно, в общую». И даже более. Потому что понимают, что если ребенок заключен в общую среду и у него общая культура, то он имеет нормальное конкурентное преимущество. Если же он будет учиться в отдельной школе, то может лишиться этого конкурентного преимущества.

Что касается численности мигрантов. Говорят, мигрантов: 10 миллионов, 20 — кто больше, что называется. Во-первых, давайте договоримся о терминах. Кто является мигрантом? Потому что, например, по классификации международной организации по миграции, мигрантом является тот, кто не родился на территории данной страны.

Я в Госдуме помогал готовить парламентские слушания по миграции. Там мне принесли данные, что в 1992-м году по сравнению с 91-м, количество преступлений, совершаемых иностранцами, увеличилось аж в 200 раз. Я говорю: побойтесь Бога эти данные приводить. Потому что если в 91-м преступление, которое совершил житель Харькова в Белгороде, считалось преступлением, которое совершил гражданин одной страны. А в 1992-м году — иностранец. Статистика другая полезла.

По данным международной организации по миграции, они насчитали, по-моему, 11 миллионов мигрантов на территории РФ. По этой статистике, дочь Путина — мигрант, она родилась в Германии. Патриарх Алексий II тоже мигрант — родился в Эстонии. С территории Средней Азии и Закавказья, выехало порядка семи миллионов человек русской культуры, начиная с 91-го года. В массе своей это этнические русские, но людей русской культуры тоже можно считать. То есть, он по паспорту узбек, а владеет только русским языком.

Ну была такая графа в паспорте! Человека ставили перед выбором, совершенно идиотским: назови свою национальность! У человека папа одной национальности, мама — другой. В Югославии выходили из этой ситуации просто: ввели графу «югослав». И накануне распада Югославии, там 8 процентов написали «югослав». Мы сейчас сделали еще лучше — то, что нужно было бы сделать еще много лет назад, — такой графы национальность вообще нет. Это будет способствовать сплочению людей. Потому что никто не заставляет человека считать себя чукчей, евреем, кем угодно. Но при этом не ставит людей перед каким-то письменным выбором, в том числе и перед отделом кадров.

Ещё добавлю о миграции людей из Средней Азии. Посмотрите реально. Вот, я задаю вопрос одному большому в кавычках, специалисту: сколько человек живет в Таджикистане? (А он заявлял, что 8 миллионов таджиков живет в РФ). Он говорит: ну, миллионов 40. А семь миллионов не хочешь? А сколько там вообще трудоспособных мужчин, ты знаешь? Чисто математический подсчет говорит, что полтора миллиона. Но они, по определению, все уехать не могут.

Таким образом, в миграционных процессах участвует около 700 тысяч человек из Таджикистана. Это не значит, что все они находятся в РФ. Приехал — уехал. То есть, это означает единовременное нахождение на территории РФ 400 тысяч человек из Таджикистана на 140-миллионное население России. Межнациональные конфликты подогреваются экспертами, в кавычках, в том числе.

Вот интересно: сколько было этнически русских в начале, скажем, XX века? Cейчас: порядка 120 миллионов человек. А в начале XX века было 70 миллионов, не Российской Империи, а именно РФ. А сколько накануне индустриализации? В 1926 году — порядка 95 миллионов человек. Поэтому, нужно иметь перед собой цифры и факты, видеть реальную картину.

Каково количество смешанных браков по стране? СМИ говорят о межнациональных конфликтах, а по улице идешь: девушка одной национальности идет с молодым человеком — явно другой. И наоборот — сплошь и рядом. То есть люди, национально не озабоченные, на это внимания не обращают.

Ещё один маленький штрих: посмотрите национальный состав тех, кто был осужден за Манежную площадь. Там же люди разных национальностей — это тоже интересно.

Николай Сванидзе: В отношении киргизов. Я думаю, что киргизы разные. Думаю, что не все и в российской глубинке не знают, что Карачаево-Черкесия это Россия, а Азербайджан не Россия. Это зависит от образовательного уровня, от места проживания и т. д. Образованные киргизы и горожане, знают что Киргизия отдельное государство.

Стенограмма доклада на Круглом столе «Гражданское общество и межнациональные отношения. Опыт предотвращения и разрешения конфликтов», 9.12.2011

[версия для печати]