общественное движение

2012-11-17 00:00:00.0 Время менять имена?

Темы: федерация

Проекты: За прямое действие Конституции!

На днях ректор Дагестанского института экономики и политики Абдул-Насир Дибиров озвучил инициативу переименования республик в составе Российской Федерации, которая заключается в отходе от этнического принципа и привязке республик к географии: Кабардино-Балкарию предлагается переименовать в Приэльбрусскую Республику, Чечню — в Грозненскую, Татарстан — в Казанскую.

Что стоит за инициативой Абдул-Насира Дибирова?

Учитывая положение Дибирова и репутацию человека, оказывающего концептуальные услуги дагестанской политической элите, понятно, что это не его личное мнение, и даже не инициатива местных властей. На фоне многочисленных деклараций, концепций, заявлений, споров о том, что такое «нация» и размножения контролирующих структур и общественных советов в сфере межэтнических отношений, это один из немногих реальных шагов по разрешению национальной проблемы со стороны федерального центра. И хотя этот шаг весьма полезен, он не только снимает старые противоречия, но также ставит и новые вопросы.

В конце нулевых годов президентская администрация инициировала руками Рамзана Кадырова процесс переименования высших должностных лиц национальных республик из «президентов» в «глав», руководствуясь тем, что президент в стране должен быть только один. На фоне общей удовлетворенности чеченского лидера процессом восстановления республики заручиться его согласием было не сложно.

Теперь инициатором изменений планируется сделать дагестанские власти. Что также достаточно легко. Ведь в этническом смысле нет никаких дагестанцев — это собирательный образ лезгинов, даргинцев, аварцев, кумыков и всех прочих народов. А ещё в Дагестане одних только языковых групп полтора десятка. Да и сама республика в переводе с тюрских языков звучит как «Горная страна». В других республиках ситуация не столь демократичная.

«Тюрьма» разрушена. Что дальше?

Современные республики (и нации) были провозглашены на территории России в советское время на волне борьбы с «тюрьмой народов». Страну объединяла общая для всех людей классовая идентичность, в рамках которой этническая (национальная) была всего лишь культурным колоритом. Теперь, когда «тюрьма» разрушена, а народы, эксплуатирующие комплекс жертвы, и борьбу с «русскими оккупантами», получили значительные блага и преференции, встает вопрос о прямом действии конституции и равенстве всех перед основным законом.

В республиках «титульные нации» составляют практически всю политическую и экономическую элиту, даже если являются статистическим меньшинством в регионе, как это происходит в Адыгее. Основанием для этого указывается именно их титульность, а правовым основанием — право на самоопределение. В теории, географическая привязка снимает этническую титульность республик, но работает это не всегда.

Идентичности включают в себя огромное количество вариантов, границы между которыми стираются. Существуют идентичности, которые являются географическими, но могут иметь национальные, этнические, расовые, религиозные коннотации. «Кавказец», «американец», «европеец» — это изначально географические идентичности, но в них есть не только географическое содержание.

Мы можем представить фенотип, возможную религиозную принадлежность и характерные манеры каждого из этих типов, окрашивая свои доводы распространенными этническими, национальными и расовыми стереотипами. Поэтому если Калмыкия станет Прикаспийской республикой, не факт, что «прикаспийцы» не смешаются в широком общественном сознании с «калмыками» и станут их синонимом. Русские из Дербента многие поколения проживают на Кавказе, номинально являются кавказцами, но бытовые «проблемы с кавказцами» такое наименование не снимает.

Симметрия бывает разной

Второй вопрос — об автономии. Даже если этническая исключительность в республиках будет упразднена, и республиканские меньшинства чудесным образом смогут претендовать и занимать высшие региональные посты, заявляя, что субъект федерации более не является результатом самоопределения «титульной нации», эта республика все равно останется республикой. А вот как объяснить, почему территория возле горы Эльбрус является республикой, а территория возле горы Ослянка (высшей точки Среднего Урала) не Ослянская республика, а всего лишь Пермский край? И почему он функционирует на правах не многим отличающихся от обычной области?

Исследователи федерализма отмечают, что у симметричных федераций, в которых все субъекты имеют равные права и отношения с федеральным центром, проблем государственного строительства меньше, чем у несимметричных, социальная напряженность ниже, а экономическое развитие ровнее. Поэтому динамика развития российского федерализма в сторону симметрии очень сильна и у нее есть множество последователей.

Вместе с тем, в России есть сторонники как упразднения национальных республик и приведения их положения к статусу областей (в основном это русские «патриоты» государственнического или социалистического типа), так и сторонники повышения статуса областей до уровня республик, включая создание русской республики или даже нескольких таких (условно — русские националисты). Дискуссия об этом весьма болезненна.

От республик к губерниям?

Если переименование национальных республик в географические начнет набирать обороты, возможен третий вариант: полностью перезапустить российский федерализм, учредив, например, губернии. Губернии достаточно автономны по своей организации и устраивают как ностальгирующих русских, так и кавказские, поволжские и дальневосточные народы. Их учреждение стало бы замечательным экспериментом, который бы начался с референдума и закончился бы пересмотром административных границ. Географические республики в отличие от национальных не могут быть не укрупнены по географическому, демографическому, экономическому принципу.

Кроме того, 83 субъекта федерации это объективно слишком много с точки зрения управления, такое обилие приводит только к раздуванию государственного аппарата и росту коррупции. Например, нет никакой экономической, демографической и политической разницы между Алтайским краем и Республикой Алтай, между Челябинской и Курганской областями, давно пора объединить Санкт-Петербург и Ленинградскую область, Краснодарский край и Адыгею, Астраханскую область и Калмыкию.

У народов должны быть гарантии

Разумеется, все эти меры будут бесполезны, пока народы России не получат реальную широкую поддержку их культурному развитию. В настоящий момент из-за горнодобывающего лобби закрывается Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, а за составление словарей можно запросто сесть по статье «государственная измена». Эти недружественные ходы отнюдь не только не решают национальные противоречия, но и отталкивают тех, кто и так готов участвовать в Российском проекте.

[версия для печати]

Голосование

Считаете ли Вы, что следует: