общественное движение

2012-02-08 00:00:00.0 Верность Отечеству

Проекты: За прямое действие Конституции!

Кому и чему присягают на верность российские офицеры? Когда-то, в Империи дворянин (т. е. офицер, поскольку тогда это было одно и то же) приносил личную присягу царю, обязуясь служить ему и Отечеству. Связка «Царь и Отечество» не являлась механическим соединением. Отечество это фамильное достояние царя, перешедшее ему от предков. Тем самым, офицер-дворянин разделял с царём государственные обязанности по отношению к России. На этих основаниях и служило стране дворянство. После 1917-го года посредник в отношениях с Отечеством был устранен, офицерский чин окончательно отделился от дворянского титула. Соответственно поменялся текст присяги.

Сегодня воинская присяга звучит так: «Я, [имярек], торжественно присягаю на верность своему Отечеству — Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество!»

Как видно из этого текста, верность Отечеству не персонифицирована в лице царя, как раньше. Но и не абстрактна. Скорее, верность Отечеству кодифицирована в юридическом смысле. Верность подтверждается соблюдением Основного Закона Российской Федерации, в чём и клянётся офицер. Здесь даже возникает исключительная для светского государства (коим пока, слава Богу, является Российская Федерация) формулировка — «СВЯТО соблюдать». Таким образом, несоблюдение Конституции является как минимум предательством Отечества, более тяжким нарушением присяги, чем невыполнение приказа начальника, который стоит на 3-м месте после Конституции и Воинского устава.

Поступая на службу, офицер заключает контракт не столько с командирами и начальниками, сколько со своей страной и её народом.

Офицерами являются не только военные чины, но и сотрудники органов внутренних дел, судебные приставы и т. д. Все они приносят присягу. И вот, что замечательно: равенство между соблюдением Закона и верностью Отечеству в невоинских присягах выглядит даже более рельефно. Так, в присяге сотрудника органов внутренних дел, тот клянётся «уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, свято [!] соблюдать Конституцию Российской Федерации и федеральные законы».

Наиболее лаконична присяга судебных приставов. Там оставлено лишь главное — Конституция и законы: «Клянусь при осуществлении своих полномочий соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации...» А присяга офицера ВД заключается декларацией «Служу России, служу Закону!», откуда понятно, что первое совершенно невозможно без второго.

Чем является текст присяги для современного офицерства в условиях тотального конституционного нигилизма? Когда приказы — неформальные (потому что незаконные) — начальника затмевают все уставы. Когда главную роль играет не состав преступления, а общественный статус преступника и жертвы. Когда органы внутренних дел вместо защиты прав граждан обслуживают правящую элиту, расправляясь с её конкурентами и прессуя неугодных. Когда военная мощь армии используется в интересах той же правящей элиты, монополизировавшей внешнюю политику, считающей, что международное положение страны, её мировые интересы касаются кого угодно, но только не самого народа России.

В подобных условиях текст присяги является меньше, чем ничем. Он совсем не свят, а неудобен, постыден и смешон. Его нужно или выполнять, не взирая на чины, звания и регалии, или заменить на личную клятву своему начальнику. Так будет честнее.

[версия для печати]